среда, 21 ноября
-1

В Воронеже утвердили приговор врачу за гибель директора «Энкора» от болевого шока

В Воронеже утвердили приговор врачу за гибель директора «Энкора» от болевого шока

Наказание вступило в силу за сутки до истечения срока давности.

Воронежский облсуд во вторник, 6 ноября, утвердил приговор врачу-анестезиологу Екатерине Михайловой за смерть директора магазина «Энкор» Михаила Суржина. Её жалобу на решение районного суда рассмотрели накануне второй годовщины гибели пациента. Защита и медик просили об отмене обвинительного приговора и вынесении оправдательного. В итоге наказание оставили в силе, сообщила корреспондент «Вести Воронеж» из зала суда. На заседание медик не явилась из-за болезни. 

Срок давности привлечения к ответственности врача истекал уже завтра, 7 ноября. Если бы приговор был утверждён после этого дня, Екатерина Михайлова могла бы освободиться от уголовной ответственности.

Екатерине Михайловой вынесли приговор 1 октября. Врача осудили за смерть бизнесмена, который умер от болевого шока во время операции, причиной стала ошибка при обезболивании. Тогда суд признал её виновной и  назначил 1 год ограничения свободы с 3 годами лишения права заниматься медицинской деятельностью.

Несчастье с директором магазина «Энкор» Михаилом Суржиным случилось ровно два года назад – 6 ноября 2016 года. Утром следующего дня он с супругой Оксаной должен был улететь в Израиль, чтобы в клинике его проверили врачи. За полгода до этого, в апреле 2016 года, Суржину удалили доброкачественную опухоль мозга. Мужчина не доверял российской медицине. На то была причина – в воронежской клинике пропустили опухоль мозга и лечили Суржина от инсульта. Выписанные препараты не помогали. Суржину становилось всё хуже, пока израильские врачи не поставили верный диагноз.

Около 18:00 6 ноября он вышел погулять с собакой и не вернулся. Родные пошли его искать и обнаружили без сознания на Петровской набережной. Когда он очнулся, то сказал, что на него напали и отобрали 50 тыс. рублей.

Врачи «скорой» забрали Михаила Суржина в больницу, чтобы зашить раны и обследовать. Его старший сын Сергей поехал следом за каретой скорой помощи. Михаила доставили в воронежскую БСМП.

При обследовании врачи нашли у мужчины повреждение мочевого пузыря, которое обещали устранить. Операция не предполагала даже общего наркоза, её планировали сделать под эпидуральной анестезией. Около 22:00-23:00 7 ноября Михаила забрали на операцию. Около часу ночи 30-летняя врач-анестезиолог Екатерина Михайлова сообщила родным, что мужчина умер – из-за аллергии на препараты.

Позже оказалось, что причиной смерти на фоне неадекватного анестезиологического пособия стало шоковое состояние, которое спровоцировала врач.

– Своими неверными действиями она не купировала у него состояние шока, а наоборот, применив миорелаксанты, фактически лишила мужчину возможности самостоятельно дышать до того, как он был переведен на искусственную вентиляцию легких. Действия врача привели к развитию у пациента состояния шока, а в дальнейшем – к смерти последнего, – ранее цитировали в СУ СКР по региону выводы судмедэкспертизы.

Если говорить проще, сначала анестезиолог неправильно ввела пациенту обезболивание – в его организм при спинномозговой анестезии попало намного меньше препарата, чем требовалось. Из-за этого у мужчины стал развиваться шок. А затем врач решила перейти на общий наркоз. Потребовалось вставить трубку для интубации, но сделать этого сразу не получилось. Состояние Михаила Суржина начало становиться критическим – упало давление, стало останавливаться сердце. Несмотря на реанимационные мероприятия, мужчина умер.

Завершение процесса над врачом-анестезиологом проходило в формате выездных заседаний – в квартире у доктора, которая из-за болезни не могла являться в суд, но при этом вполне могла участвовать в заседаниях. Екатерина Михайлова свою вину так и не признала. Ни извинений, ни помощи семье она не предложила. 

Ещё по теме