среда, 14 ноября
1

Клавдия Боева одна из немногих очевидцев событий зимы 1943 года

340

Клавдия Ильинична до сих пор хранит грамоту, полученную от самого маршала Советского Союза Буденного. Лейтенант Еремеева в 19 лет стала начальником областной школы противовоздушной и противохимической обороны. Работала с боевым отравляющим газом.

Клавдия Боева: "Войти в камеру! Вошли 10 человек, раз, два, три, четыри, пять, стоят все спокойно. Значит гермитизированность у них хорошая. Снять противогазы! Две минуты без них, открываю дверь, марш из камеры, все вылетают".

Клавдия Ильинична к тому же - минер-подрывник. После освобождения Воронежа, очищала город от мин. Она и сейчас помнит, как обезвредить любую - хоть противотанковую, хоть пехотную. Но чаще, говорит, приходилось иметь дело с немецкой миной "Шпрингер". По форме она похожа на банку из-под краски.

Клавдия Боева: "Раскапываешь потихоньку земельку, обязательно ищешь взрыватель, открываешь, взрыватель достаешь, а осколки все там остаются, они уже ничего не сделают мне, поскольку я взрыватель взяла с нее, самое главное - не наступить на нее".

Пять лет она носила шинель, не раз рисковала жизнью, но статус участника войны так и не получила. Организация ОСОавиахим, в которой она служила, тогда не относилась к действующей армии.

Клавдии Ильиничне почти 90, она сама заготавливает дрова и топит печку. Хотя соседи уже давно пользуются газом. Ветерану войны так и не удалось провести в дом воду и сделать канализацию. Но старушка не отчаивается. Ее характер закалила война.