ГТРК Воронеж

​После сезонной стрижки фермеры уничтожили более 10 тонн овечьей шерсти

01.07.2015

10:00

"Золотое руно" - на свалку. После сезонной стрижки фермеры Нижнедевицкого района уничтожили более 10 тонн овечьей шерсти. Говорят, на рынке шерсть никому не нужна. Единственный способ сбыта – продавать за бесценок мелким кустарным производствам. Так что, выгодней просто сжигать. Сейчас в фермерских и подсобных хозяйствах района содержат более 4500 тысяч овец. Почему натуральная шерсть стала неходовым товаром?

Фермер Меджид Меджидов держит самое большое стадо овец в Нижнедевицком районе – 860 голов. В основном, продаёт мясо. Хотя половина его стада – мериносы. Овцы с шерстью самого высокого качества. Однако их тонкое руно для фермера не радость, а сплошное огорчение. Ценные шкуры приходится солить и складывать, до лучших времён.

"Вот это – шерсть уже этого года. Как раз отделили ту, которая особенно не ценится сюда. А вот это хорошая, от мериноса. Мы даже не знаем, что с ней делать".

Овец стригут дважды в год – первый раз в мае, второй раз осенью. Вот. К примеру, с такого стада в 300 голов за одну стрижку можно получить более тонны шерсти.

Фермер вспоминает, как в советское время продавать шерсть было выгодней, чем резать овец на мясо. А сегодня спроса нет вовсе. Воронежское руно вроде бы готовы покупать в Дагестане, но прибыль не покрывает транспортные расходы. В прошлом году на ферме пришлось сжечь 700 килограммов первоклассной шерсти.

Меджид Меджидов, фермер: "Несколько бабушек хотели себе для мелкого ручного труда. Там, 50 килограмм, 100 килограмм. А так, никто не отзывается. Даже написано в объявлении, что я бесплатно отдам".

В соседнем селе овец осталось не больше десятка. Местные жители пасут их у дороги и о стрижке, похоже, даже не помышляют.

Мария Хорохордина, жительница села Синие Липяги: "Никто не вяжет. Некому. Это же надо шерсть чесать. Раньше у нас у людей чёски были электрические. Чесали, пряли. А в Лисках было предприятие. Туда мы присылали шерсть, а оттуда нам носки, свитера присылали. Но сейчас уже, видимо, всё закрылось".

Варвара Карташёва - последняя прядильщица Синих Липягов. В свои 83 года Варвара Семёновна прекрасно помнит, как селяне выстраивались к ней в очередь за шерстяной нитью. Сегодня прялка пылится в сарае, а старое ремесло забывается.

Варвара Карташёва, жительница села Синие Липяги: "Принесут мне шерсть, кто чёсаную, кто нечёсаную. Почешу, отпряду. Гляжу, приходят и спрашивают: "Сколько за работу?" Я отвечаю, что не знаю. Сколько дадите, говорю. Кто двести рублей даст за килограмм шерсти".

Эксперты связывают падение спроса на шерсть с кризисом лёгкой промышленности в стране и "серым" импортом на прилавках российских магазинов. К тому же, раньше крупным заказчиком шерсти была армия. Сегодня в гардеробе солдат и офицеров шерстяных вещей практически нет.

Денис Пак, директор департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга РФ: "В связи с общим кризисом российской экономики в 2015 году снижаются объемы производства предприятий легкой промышленности, в том числе, текстильной. По разным категориям швейного производства падение рынка составило от 10 до 50%".

Меджид Меджидов собирается поехать в Бобровский район. Там, говорят, принимают шерсть и делают из неё валенки. Фермер надеется, что покупатель для его запасов найдётся. Иначе, ещё тонну отборного руна мериносов придётся бросить в огонь.

Евгений Касилов, Андрей Солодов


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 17.11

Гость

Почему в других городах-миллионниках пробок нет, и что срочно нужно менять в Воронеже – об этом в программе «Вести-Интервью» рассказал директор проектной компании, занимающейся организацией дорожного движения в разных городах, Антоном Бахтиным.

Смотреть передачу

Наверх