ГТРК Воронеж

​Преступление и раскаяние. Мамы, бросившие родных детей, теперь хотят их вернуть

17.08.2015

10:30

Матери, бросившие малышей без присмотра в общественных местах, хотят вернуть их. Две нашумевшие истории, которые произошли с интервалом в неделю, имеют продолжение. Речь об оставленном на станции юннатов годовалом мальчике и четырехдневной девочке, которую бросили на остановке в Лисках. Тем временем, органы опеки решают, лишать ли женщин родительских прав, а следственный комитет рассматривает два уголовных дела по статье "оставление в опасности".

Славины игрушки даже толком не убирали – его по-прежнему ждут дома. Хотя, чем закончится это история, в семье не знают, они, кажется, вообще не до конца осознают, что произошло. Ольга Лаврентьева дочь с внуком отпустила к любимому мужчине – 53-летнему судимому то ли за хулиганство, то ли за убийство по неосторожности работнику хлебозавода.

Ольга Лаврентьева, бабушка мальчика: "Он ее звал, говорил "приезжай, будем жить", я все ей купила, ковшик - "мы кашу будем варить", все, с вещами поехала. Там по камере показывали, что он ее вообще тянул, тащил туда, на какой-то Космонавтов вышла улице, с ножом ей угрожал и все".

11-месячного Славу родители вывезли на станцию юннатов в районе остановки Комарова и оставили в кустах. Там мальчика обнаружили случайные прохожие. Мать разыскивали несколько дней, пока ребенка по телевизору не узнали соседи и не сообщили родне.

Сейчас малыш к ОДКБ 1, делает первые шаги – рядом с ним почти каждый день – его родная мама Надежда. Ей органы опеки разрешили видеться с мальчиком. Говорит, что раскаивается, мечтает забрать сына домой. Бросить малыша в кустах, уверяет, заставили страсть и страх, любимого мужчину послушалась беспрекословно. Сейчас она готова так же подчиниться воле государства и опасается самосуда.

Надежда Лаврентьева, мать мальчика: "Сказали, вообще не вернут, материнских прав лишат. Я хочу вернуть, но мне его не вернут уже. - Вы чувствуете за собой вину? – Конечно, да. Люди же смотрят, и в интернете, и телевизор. Одна сказала "здесь вообще не ходи", хотели камнем бросить".

Малыш, пояснили в опеке, на год отправится в дом малютки. А потом, возможно, все же вернется в родную семью – наиболее вероятный кандидат на оформление опеки – бабушка. Семья благополучная, исправиться обещают. О лишении матери родительских прав иск пока не подавали.

Валентина Минакова, заместитель руководителя отдела образования администрации Новоусманского района: "Сразу вернуть ребенка в семью мы не решились. Мы посетили, посмотрели условия проживания, совместно приняли решение о том, что на данном этапе ребенку целесообразнее находиться в учреждении на полном государственном обеспечении".

Мать девочки, найденной на остановке в Лисках, готовится подавать на местные органы опеки в суд и хочет вернуть дочь. На поступок, рассказывает, подтолкнули нужда и тоже муж. Пока осознавала – девочку увезли приемные родители в другой район. Теперь, рассказывают друзья, намерена все исправить.

Инга Ефремова, подруга матери девочки: "Она настроена на то, чтоб ее забрать, нанят адвокат. Адвокат в этот же день сразу звонит в органы опеки и попечительства и говорит "не думайте отдавать ребенка, мы его забираем". И буквально через два часа мы узнаем, что приехала какая-то приемная семья и забирает Настю".

Случаев, чтобы матери возвращались за брошенными детьми, рассказывают сотрудники департамента образования, еще не было. Как правило, официально отказываются в роддоме. Брошенных без каких-либо документов в год в области находят человек 10. О так называемых бэби-боксах воронежские волонтеры даже не заикаются.

Ксения Пенькова, заместитель руководителя общественной организации "Общие Дети": "Нельзя у нас этого делать, слишком у нас народ безответственный, если дать возможность оставлять, реально отказывают еще больше. Но с другой стороны, будет меньше вот таких вот жутких случаев".

Как правило, такие дети вначале попадают в больницу. Здесь к сложным случаям привыкли – больше всего сюда привозят малышей из неблагополучных семей.

Ольга Радченко, врач-ординатор ОДКБ №2: "Грязные, непромытые, пониженного питания, голодные дети. У кого-то там инфекция, кто-то поступает с вирусной инфекцией, большая часть брошенных детей с вирусной инфекцией, с ангиной, мы проводим лечение, мы полностью их обследуем".

Впереди у таких детишек – долгая процедура оформления документов и 21 день в карантине – пока пройдут все обследования. Для них сотрудники больницы, волонтеры и неравнодушные пациенты покупают игрушки, одежду, и нанимают воспитателей. Сейчас, рассказывают, в больницы требуется социальный работник, который мог бы заниматься оформлением документов – для скорости.

Олег Мосолов, руководитель департамента образования Воронежской области: "Уходит несколько недель для того, чтобы собрать документы, потом рассматривается в установленном порядке в правоохранительных органах, потом суд. Как правило, это несколько месяцев".

Уже из дома малютки детей до трех лет разбирают моментально – в области очередь из приемных семей. Будет ли шанс у двух матерей доказать свое раскаяние и право вернуть брошенных детей себе, пока не ясно – только расследование уголовных дел по статье "оставление в опасности" растянется минимум до конца августа.

Наталья Зубкова, Сергей Мосуров, Андрей Солодов


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 22.09

Гость

Воронежским улицам нужно вернуть первоначальные исторические названия, не связанные с политикой, политиками и идеологией. И если менять названия, то всем – такое мнение в интервью нашему телеканалу высказал воронежский историк Владимир Размустов. Напомним, на прошлой неделе группа общественников обратилась в мэрию с предложением переименовать улицу Волгоградскую в Сталинградскую, а Каляева – в Петропавловскую. В мэрии после обсуждения решили узнать мнение воронежцев – провести опрос в интернете.

Смотреть передачу

Наверх