ГТРК Воронеж

Профессорскому дому-памятнику нужна срочная капитальная помощь

03.04.2014

10:45

У себя на кухне Ирина Москалёва раскладывает старые фотографии. Карточки начала 20-го века, на которых изображён её дом. Вокруг ещё чистое поле, деревья старейшего парка Воронежа - совсем молодые саженцы. Более поздние снимки сделаны уже военными корреспондентами.

Ирина Москалёва, житель Профессорского корпуса: "Наш дом и вот советский боец стреляет, даже ясно, из какой квартиры - со второго этажа. И если посмотреть, то вот эта стена дома находится в лучшем состоянии, чем сейчас".

Дом ╧1 по улице Тимирязева - часть Архитектурного комплекса СХИ. Его постройка датируется 1913 годом. Зодчий Адам Дитрих,царским указом назначенный главным проектировщиком университетского городка, прежде чем приступить к работе колесил по Европе. В результате корпусы Аграрного вуза с прилегающей территорией образовали уникальный проект, объединяющий в себе образцы шведской, голландской и немецкой архитектуры.

Южная часть Профессорского корпуса во время войны была разрушена, северная - уцелела. В некоторых квартирах сохранились свидетельства тех времён. Вот, например, в этой сохранился пол, а на нём отпечатки от костров, которые жгли советские солдаты в 43 году во время освобождения Воронежа.

Александр Князев, архитектор: "Конечно, он очень неважно выглядит, но это не значит, что объект потерял значимость архитектурную даже для Воронежа. Запустение! Запустение! По существу, объект брошен на произвол".

Выполненный в стиле барокко начала 18 века, Профессорский корпусне знает капитального ремонта с послевоенных лет. То, что памятник архитектуры мало кому интересен, стало ясно, когда водопроводчики чтобы починить трубу, разломали мраморный пол в парадной, а образовавшуюся дыру простодушно залили бетоном.

Ирина Москалёва, житель Профессорского корпуса: "В прошлом году мы подали иск в суд против Администрации города Воронежа, поскольку в соответствии с законом о приватизации нам не был сделан капитальный ремонт. Мы выиграли этот суд и в соответствии с судебным решением нам должны сделать капитальный ремонт дома, причём суд наметил ряд работ, которые должны быть выполнены".

Пока с исполнением судебного решения не спешат.Внынешнем годуПрофессорский корпус попал в список нового фонда капитального ремонта. Теперь собирать на ремонт жильцы дома-памятника будут на общих началах.

Ирина Москалёва, житель Профессорского корпуса: "Если рассчитывать на то, что мы будем собирать по 6 рублей с квадратного метра, то я говорю, моей жизни не хватит, чтобы собрать необходимую сумму денег на капитальный ремонт этого дома".

Михаил Гольцов, заместитель директора Фонда капитального ремонта Воронежской области: "Жильцы добились решения суда о выполнении некоторых работ капитального характера по суду. Жители дома не обязаны оплачивать эти работы за счёт взносов на капитальный ремонт, однако это не значит, что этот дом не должен участвовать в региональной программе. Для того, чтобы профинансировать проведение тех работ, которые не были определены по решению суда".

В мэрии на ремонт по суду выделен 91 миллион рублей. На эти деньги в 23 домах заменят трубопроводы, починят крыши и фасады.Такое распоряжение уже поступило от главы города. Сегодня Профессорский корпусв списке Департамента культуры претендует на то, чтобы попасть в число "7-ми чудес Воронежской области". Жильцы и архитекторы единогласны - этот архитектурный образец старого Воронежа должен напомнить о себе, как о яркой городской достопримечательности.

Евгений Касилов, Юрий Вахтин и Павел Редькин


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

СЛЕДУЮЩИЙ ВЫПУСК НА КАНАЛЕ «РОССИЯ» В 11:40

Гость

Воронежский путешественник Алексей Саниев, в конце января отправившийся на поиски пропавшего в Индийском океане российского моряка, живым его не нашёл. Россиянин погиб в море при трагических обстоятельствах. А вот моряк, которого видели среди первобытных на Никобарских островах, оказался японцем. Однако в поисках пропавшего воронежцу довелось пройти по необитаемым островам и диким побережьям. Никобарские и ряд Андаманских островов считаются закрытой территорией. Индийские власти не дали разрешение на съёмки там даже команде Жака-Ива Кусто. Как это было, и что он там увидел, Алексей Саниев рассказал в программе «Вести-Интервью».

Смотреть передачу

Наверх