ГТРК Воронеж

​Россельзохнадзор отправился в воронежские питомники

25.06.2015

10:10

Россельхознадзор инспектирует питомники региона. По распоряжению из столицы, проверяют на наличие импортных сортов. Оказалось, в нашем регионе иностранцев почти нет - выращивают в основном свое. Насколько будущие сады будут здоровыми, Россельхознадзор тоже выясняет. Ищут опасные карантинные объекты – бактериальный ожог и золотистую картофельную нематоду.

Это почти что диспансеризация будущих садов. У яблонь, как у людей, сначала осмотр. Нездоровых почерневшие и скрученные листья выдают. Их инспекторы Россельхознадзора даже сквозь стену дождя замечают и стригут - на анализ. Правда, из этих примерно 200 тысяч яблонь, таких единицы. Чтобы убедиться, под них еще и копают – ищут карантинного паразита - золотистую нематоду. Из-за нее тот же картофель в земле просто не образуется. Для самих садов страшней бактериальный ожог – лишает половины урожая.

Иван Воронин, заместитель начальника отдела управления Россельхознадзора по Воронежской области: "Если бактерия попадает на центральный проводник взрослого дерева, то он начинает постепенно отмирать. И одна из радикальных мер – это все-таки выкорчевка. Если хозяйство или фермер обрабатывает медьсодержащим препаратами, где есть ожог, однако это является сдерживающим фактором".

Сами саженцы - потенциальные переносчики. Это маточник, росткам-подвоям уже на полях прививают нужный сорт. Саженцами они становятся года через три. Здесь яблони растят только для своих садов, поэтому и контроль особый. Обработка от вредителей – пару раз в месяц. На здоровье плодовых тут не жалуются. Говорят, пока самый страшный враг – обычная тля. При этом сады региона местами буквально жгут бактерии.

Невиданным ожог плодовых тут не назовешь. В пробах находят регулярно. Чтобы поставить диагноз, древесину измельчают и вот так взбалтывают пару часов. После – еще в центрифуге. При температуре не ниже +8, иначе бактерии погибнут. Для сравнения нужно их ДНК. Говорят, в этом году погода постаралась – сама сады и питомники лечит.

Анжела Харченко, заведующая лабораторией Воронежского филиала всероссийского НИИ карантина растений: "Достаточно засушливая, не так много осадков, поэтому бактерии распространяются гораздо медленней - всё немножко замирает. Лучше просматривается заражение и более яркие симптомы на груше. Яблони поражаются меньше. Частным образом к нам приходят, обращаются – часто приносят даже иву и вишню. Не желательно приносить, потому что эти культуры не поражаются".

Деревья без огня пока преимущественно горят на севере области. По данным Россельхознадзора на карантине – Острогожский, Новоусманский, Семилукский и Новохоперский районы. Картофельная нематода закрыла свободный вывоз саженцев из того же Новоусманского, Рамонского и Панинского. Обнаружена и двух городах – Лисках и самом Воронеже. "Диспансеризация" в разгаре и ставить диагнозы яблоням и грушам региона рано. Однако питомники, похоже, явно будут здоровее всех. В пяти самых крупных Россельхознадзор ничего карантинного прежде не выявлял.

Евгения Соседко и Дмитрий Овчинников


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 22.02

Гость

Воронежский путешественник Алексей Саниев, в конце января отправившийся на поиски пропавшего в Индийском океане российского моряка, живым его не нашёл. Россиянин погиб в море при трагических обстоятельствах. А вот моряк, которого видели среди первобытных на Никобарских островах, оказался японцем. Однако в поисках пропавшего воронежцу довелось пройти по необитаемым островам и диким побережьям. Никобарские и ряд Андаманских островов считаются закрытой территорией. Индийские власти не дали разрешение на съёмки там даже команде Жака-Ива Кусто. Как это было, и что он там увидел, Алексей Саниев рассказал в программе «Вести-Интервью».

Смотреть передачу

Наверх