ГТРК Воронеж

В Воронеже жильцы домов-памятников измучены коммунальными проблемами

31.01.2017

21:25

У них не дома – достопримечательности. Жители зданий-памятников архитектуры каждый день ждут, когда они начнут разрушаться – измученные коммунальными проблемами, люди уже рады сменить жилье с богатой историей на что-нибудь поскромнее. Капитальный ремонт делать запрещено – реконструировать слишком дорого. Каково это – жить в памятнике архитектуры и можно ли добиться расселения – в нашем сюжете.

Ремонта здесь не было никогда, говорят жители. Штукатурка на стенах осыпалась. Потолки прогнили. То, что называется ванной комнатой, покрыто грибком, трубы ржавые. При входе на кухню тараканы разбегаются во все стороны.

Светлана Попова, жительница дома № 7 по улице Депутатской:

«Нужно включить, чтобы сготовить, тараканов вагон выползает. Рублей по 500 на одних тараканов трачу. Я их вывести не могу».

Из-за сырости и грибка в доме трудно дышать. Половина окон не открываются. Ходить по коридорам опасно. Дыры жильцы заделывают подручными материалами.

«– Вот она, рухлядь. Туда вот можно провалиться».

Зато такие полукруглые стены эпохи сталинского неоклассицизма в Воронеже едва ли где-то найдешь. С внешней стороны – это вообще один из самых красивых видов города. Два абсолютно симметричных изогнутых здания, построенных в 30-е годы для рабочих механического завода. Былое величие исчезает на глазах, как и уникальные барельефы на фасаде.

Ольга Рудева, краевед:

«Барельеф, на котором был изображен Сталин, на руках у него девочка с букетом цветов. Первая высадка воздушного десанта прошла у нас в городе. И об этом рассказывает второй барельеф, парашюты спускающиеся».

На экскурсии любят приходить и на эту узкую улочку в тихом центре. В 19 веке дом принадлежал монастырю. Наследство от монахов – толстые стены, арочные своды, небольшие окна. В подвале – словно в музее.

«– Это памятник, который построен в 1850 году. И вот всё, что от него осталось».

Из достижений цивилизации – проводка, канализация, которую жители сделали сами, и собственная мини котельная в подвале. Топят углём.

«– Берешь уголь, кидаешь сюда и вся работа».

Половина жильцов – глухонемые. Татьяна Князева с трудом изъясняется. Но понятно, что рассказывает о потолке, который обвалился и дырах в полу. Жильцы уже треть века просят чиновников выселить их из аварийного дома-памятника.

Татьяна Юрьева, жительница дома № 8 по улице Нарвской:

«Вы знаете, люди, доведённые до такого состояния готовы уехать и в Шилово».

Подобных жилых памятников истории в регионе 104. Капитальный ремонт в них делать нельзя. По закону – только реконструировать. Такие работы стоят больших денег. Да и не каждая строительная компания ими займётся – только те, кто имеют лицензию Министерства культуры.

Николай Петрищев, руководитель Управления по охране объектов культурного наследия Воронежской области:

«В каждом конкретном случае жильцы должны обратиться. Мы посмотрим объём работ, соответствующее задание, разрешение выдадим. А выселение из аварийных, опасных для проживания домов – это вполне возможно: переулок Фабричный дом № 12 и улица Карла Маркса дом № 48. Там жильцы были расселены».

Отправляемся в один из домов, который, по словам чиновника, должен быть пустым. Сразу внимание привлекают пластиковые окна и цветы. Жильцы с удивлением узнают, что их уже расселили.

Наталья Прокофьева, жительница дома № 48 «Б» по улице Карла Маркса:

«А куда нам идти жить? Нам никто ничего не предлагает, никто нас не расселяет. Всё это, видимо, где-то на бумажках . Мы пытаемся как-то делать какой-то ремонт, но ремонт, как правило, делают каждый в своей квартире».

Старинная усадьба Герасимова: бывший особняк, рядом флигель – построены примерно в одно время. Решением городской Думы в 2009 году оба здания признаны объектами культурного наследия. Но в программы по переселению и ремонту одна половина усадьбы, с литерой «Б», не вошла. А из второй половина жителей сами не захотели выезжать и теперь ждут реконструкцию.

В ближайшие три года власти собираются реконструировать только четыре аварийных дома-памятника. Остальные – в течение тридцати лет. Жителям, которые историческую романтику хотят сменить на современные квартиры нужно сначала сделать экспертизу здания, а затем добиваться переезда уже от городских властей.

Анна Андреещева, Виктор Щеглов, Павел Редькин, Дмитрий Овчинников


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 22.02

Гость

Воронежский путешественник Алексей Саниев, в конце января отправившийся на поиски пропавшего в Индийском океане российского моряка, живым его не нашёл. Россиянин погиб в море при трагических обстоятельствах. А вот моряк, которого видели среди первобытных на Никобарских островах, оказался японцем. Однако в поисках пропавшего воронежцу довелось пройти по необитаемым островам и диким побережьям. Никобарские и ряд Андаманских островов считаются закрытой территорией. Индийские власти не дали разрешение на съёмки там даже команде Жака-Ива Кусто. Как это было, и что он там увидел, Алексей Саниев рассказал в программе «Вести-Интервью».

Смотреть передачу

Наверх