Дело врача о смерти на операции Михаила Суржина – Новости Воронежа и Воронежской области – Вести-Воронеж
ГТРК Воронеж

«Вам нельзя быть врачом». Семья бизнесмена рассказала о его смерти в БСМП Воронежа

28.04.2018

12:30

«Вам нельзя быть врачом». Семья бизнесмена рассказала о его смерти в БСМП Воронежа

Михаил Суржин погиб на операции из-за ошибки при подаче наркоза.

В Советском районном суде в пятницу, 27 апреля, допросили супругу и сыновей погибшего из-за врачебной ошибки директора магазина «Энкор» Михаила Суржина. Совладелец крупной компании умер 7 ноября 2016 года на операции из-за неправильной анестезии.

Супруга бизнесмена Оксана Суржина рассказала, как бизнесмен оказался в БСМП после уличного нападения. Сын Сергей Суржин описал последние часы жизни отца, парень почти сутки пробыл с ним в больнице.

Почему Михаил Суржин не доверял российской медицине, и какое наказания семья попросила суд для 29-летнего врача-анестезиолога Екатерины Михайловой, узнала корреспондент «Вести-Воронеж».

Как бизнесмен попал в больницу

Несчастье с Михаилом Суржиным случилось вечером 6 ноября 2016 года. На следующее утро супруги должны были вылететь в Израиль, где в клинике Михаила Львовича ждали на проверку врачи. За полгода до этого, в апреле 2016 года, Суржину удалили доброкачественную опухоль мозга. Мужчина не доверял российской медицине. На то была причина – в воронежской клинике пропустили опухоль мозга и лечили Суржина от инсульта. Выписанные препараты не помогали. Суржину становилось всё хуже, пока израильские врачи не поставили верный диагноз. С тех пор Суржины лечились в Израиле.

По словам супруги бизнесмена Оксаны Суржиной, 6 ноября 2016 года примерно в 18 часов он вышел погулять с собакой. Через два женщина сильно забеспокоилась. На улице была плохая погода, а Михаил всё не возвращался. Оксана Суржина позвонила старшему сыну Сергею, который тут же примчался на поиски отца из Северного микрорайона в центр Воронежа.

Следуя обычным маршрутом отца на машине, Сергей Суржин нашёл его без сознания на Петровской набережной, неподалёку от автоцентра. На лице у Михаила Суржина были большие ссадины, из которых шла кровь. Дома сын сводил Михаила Суржина, который долгое время пролежал под дождём, в горячий душ, переодел его в чистую одежду. Когда мужчина пришёл в себя, то рассказал жене и сыну, что на него напали и отобрали 50 тыс. рублей. Врачи «скорой» забрали Михаила Суржина в больницу, чтобы зашить раны и обследовать. Сергей поехал в БСМП с отцом, следом за каретой скорой помощи.

Почему потребовалась операция

По словам Оксаны Суржиной, супруг настоял, чтобы она летела в израильскую клинику без него решать свои проблемы со здоровьем. На самочувствие Михаил Суржин не жаловался. Пообещал жене, что с ним всё будет нормально. Рано утром 7 ноября женщина позвонила супругу из аэропорта Домодедово перед самолётом и поделилась с ним плохими предчувствиями. Суржин успокоил жену и снова настоял, чтобы она летела в Израиль.

По прилёту Оксана Суржина не могла дозвониться мужу. Трубку Суржин взял только вечером и сказал, что был в реанимации. Врачи обнаружили у него повреждение мочевого пузыря, который обещали устранить. Операция не предполагала даже общего наркоза, её планировали сделать под эпидуральной анестезией.

– Сейчас меня заберут на операцию. Ты не волнуйся, ничего страшного. Всё будет нормально, – успокоил Михаил Суржин жену.

Оксана Суржина стала переживать ближе к полуночи. Она ждала звонка от сына, но телефон молчал. Когда уже ночью позвонил Сергей, она услышала в трубке крик и узнала, что мужа больше нет.

Что стало причиной смерти

Во время допроса Сергей Суржин подробно описал, что происходило в больнице в день смерти отца. Ночь молодой человек провёл с отцом в коридоре БСМП, предполагая, что у медсестёр много работы, и он может чем-то быть полезен. Утром Сергей уехал домой привести себя в порядок и переодеться. Когда вернулся, узнал, что Михаила Суржина перевели в реанимацию. Вечером Михаила Суржина вернули на кушетку в коридор, где сын вместе с ним ждал операции.

В суде гособвинитель и защита подробно расспросили Сергея, как его отец разговаривал с анестезиологом Екатериной Михайловой. Парень отметил, что отец очень скрупулёзно рассказал обо всех препаратах, которые принимает. После того как в Израиле пришлось откладывать операцию для выведения из крови лекарства, Михаил Суржин относился к таким вещам особенно внимательно.

На операцию Михаила Суржина забрали 7 ноября в 22-23 часа. Он пообещал сыну, что всё будет нормально и просил не беспокоиться. Сергей ушёл ждать окончания операции в машине, припаркованной у БСМП. Он вернулся к дверям операционной ближе к часу ночи. Сергей понял, что происходит что-то плохое – насторожила беготня за дверями, а после – притихшие, словно застывшие медсёстры.

Около часу ночи к Сергею Суржину вышла Екатерина Михайлова и сказала, что отец умер. Сергей признался, что плохо помнит, что говорила врач, но он так понял, что отец погиб из-за аллергии на лекарство.

Согласно обвинению, причиной смерти Михаила Суржина на фоне неадекватного анестезиологического пособия стало шоковое состояние, которое спровоцировала врач-анестезиолог.

– Своими неверными действиями она не купировала у него состояние шока, а наоборот, применив миорелаксанты, фактически лишила мужчину возможности самостоятельно дышать до того, как он был переведен на искусственную вентиляцию легких. Действия врача привели к развитию у пациента состояния шока, а в дальнейшем – к смерти последнего, – цитировали в СУ СКР по региону выводы судмедэкспертизы.

Если говорить проще, сначала анестезиолог неправильно ввела пациенту обезболивание – в его организм при спинномозговой анестезии попало намного меньше препарата, чем требовалось. Из-за этого у мужчины стал развиваться шок. Врач решила перейти на общий наркоз. Потребовалось вставить трубку для интубации, но сделать этого сразу не получилось. Состояние Михаила Суржина начало становиться критическим – упало давление, стало останавливаться сердце. Несмотря на реанимационные мероприятия, мужчина умер.

Какое наказание просят для врача

На следствие и в суде Екатерина Михайлова отказалась признавать свою вину в смерти пациента. Версия событий врача пока неизвестна. О ней можно судить по вопросам адвокатов. Они спрашивали потерпевших о препаратах, которые принимал Михаил Суржин, и о том, как часто он пил спиртное. Вероятно, во время процесса защита попробует заявить о том, что пациент перед операцией утаил какую-то важную информацию, что и привело в итоге к летальному исходу.

Родные бизнесмена рассказали, что тот пил несколько раз в неделю пил дома сухое вино, иногда коньяк. Уверили, что это нельзя назвать злоупотреблением спиртным, а тем более запоями.

Судья Наталья Ильченко спросила у родных погибшего, приносила ли врач свои извинения, предлагала ли помощь. Сын и жена Михаила Суржина ответили, что никаких шагов в этом направлении со стороны анестезиолога не было.

– Я выросла в семье врачей. Я понимаю, все могут совершать ошибки. Я вижу перед собой молодую девушку. Я не жажду крови, не прошу лишать её свободы. Единственное, я хочу, чтобы она больше не работала врачом. Хочу, чтобы наказали того, кто выдал ей лицензию, – сказала Оксана Суржина, отвечая суду на вопросы о наказании, она обернулась и обратилась уже к подсудимой. – Вам нельзя быть врачом.

Оксана Грибкова


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

Итоговый выпуск "Вести-Воронеж" 17.08.18

Гость

Особая экономическая зона под Воронежем всё-таки появится, и может стать 27 в России. Её создание одобрил глава государства. Об этом он сообщил лично на встрече с временно исполняющим обязанности губернатора Александром Гусевым. Кто уже готов воспользоваться всеми возможными льготами для бизнеса в Воронежской особой экономической зоне, что это даст области, а также какие бреши в бюджете поможет закрыть – об этом в программе «События недели» рассказал руководитель департамента экономического развития области Анатолий Букреев.

Смотреть передачу

Наверх