ГТРК Воронеж

​Воронежские больницы могут остаться без барокамер

03.07.2015

10:05

С помощью барокамер врачи лечат кислородом под повышенным давлением несколько десятков патологий и серьезнейших заболеваний. Всего в распоряжении воронежцев в рабочем состоянии находятся чуть больше 20 барокамер, новых пока не предвидится. Аналогов такому лечению пока не придумали, но в стандарты медицинской деятельности барокамеры не вошли - использовать их будут только в реанимационных отделениях скорой помощи.

Случай с Екатериной врачи, как правило, называют безнадежным. Несколько лет назад она получила тяжелую черепно-мозговую травму. Сорок дней девушка провела в коме, потом к ней по крупицам возвращалась память и способность говорить. Барокамера помогла врачам вернуть Екатерину к жизни.

Екатерина Бабусенко, пациентка: "У меня сначала и голоса не было, чуть-чуть только. Шепотом разговаривала. И вот после первой процедуры я начала разговаривать. И теперь все хорошо".

Барокамера – это закрытая капсула, в которой дышат кислородом. А в это время все тело находится под давлением – большим, чем атмосферное. Внутри ощущения похожи на те, что мы испытываем, например, при взлете самолета или погружении на глубину.

Такая технология применяется в лечении десятков тяжелых заболеваний. Первую серийную барокамеру – "Россиянку" - выпустил Воронежский механический завод в 1989-м году, положив начало производству по всей стране.

Юлия Босых, директор музея боевой и трудовой славы Воронежского механического завода: "Мы, безусловно, за основу брали и запатентованные барокамеры из зарубежных стран. Мы тоже их разработки смотрели. Не на ровном месте эту барокамеру создавали. Но, однако, это детище нашего Воронежского механического завода. Для того времени, это была новейшая медицинская техника. К нам обращались со всех медучреждений, со всех концов страны – давайте, давайте".

Только в одной "Электронике" за год в барокамерах проходят до восьми тысяч лечебных сеансов.

Эта барокамера практически моего возраста. Ей больше 20 лет. Сделана была механическим заводом в начале 90-х. В больнице "Электроника" таких "кислородных старичков" несколько, и все доживают свой век. Воронежских врачей они ни разу не подводили, но если ничего не изменится, то через несколько лет на весь город могут остаться одна-две барокамеры".

Врачи стараются содержать их в рабочем и, главное, безопасном состоянии. Сейчас медикам приходится бороться не только с болезнями, но и с чиновниками - баротерапию почти полностью исключили из перечня видов медицинской помощи, оставив минимум стандартов.

Геннадий Звягин, заведующий отделением ГБО больницы "Электроника": "Отравление угарным газом, которое в обязательном порядке входит в стандарт оказание медицинской помощи с применением оксигенной баротерапии, поэтому это является основополагающей для работы скоропомощных стационаров".

Барокамеры есть во всех воронежских больницах скорой помощи – заверили в департаменте Здравоохранения. Но их количество постепенно уменьшается. Хотя, уверены чиновники, ситуация под контролем.

Геннадий Кретинин, ведущий консультант отдела департамента Здравоохранения Воронежской области: "У нас есть шесть бароцентров, которые функционируют, то есть, они работоспособны. Они выполняют объемы, порядка 10-15 тысяч процедур производится в год. То есть, сказать о том, что какие-то пациенты страдают от этого, я бы так не говорил".

Обновления барокамер в планах воронежских чиновников пока нет. Вся надежда на Министерство Здравоохранения. Но там проект модернизации, который разработали сами медики, изучают уже три года.

Надежда Абросимова, Евгений Касилов, Виктор Щеглов и Павел Редькин


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

СЛЕДУЮЩИЙ ВЫПУСК НА КАНАЛЕ «РОССИЯ» В 20:45

Гость

Чтобы стать знаменитым и богатым, нужно делать как я – делать хорошее искусство посоветовал ведущим программы «Вести-Интервью» художник Иван Горшков. На завершившейся недавно ярмарке современного искусства Cosmoscow он был признан художником года. Одна из работ была продана за 6,5 тыс. евро – правда, на благотворительном аукционе. Горшков также рассказал, почему его работ нет в музее Крамского, почему он не собирается уезжать из Воронежа и как воронежский contemporary art поддержала супруга губернатора.

Смотреть передачу

Наверх