ГТРК Воронеж

Воронежцев отправили в бомбоубежища - на экскурсию. Что осталось под землёй?

07.10.2014

11:15

Воронежцев отправили в бомбоубежища - на экскурсию. Что осталось под землёй?

Цельнометаллическая дверь в убежище весит более полутонны, однако закрыть её по силам всего одному человеку. Система герметичных шлюзов полностью исключает попадание в бункер зараженного воздуха. Здесь своя система вентиляции, автономные электричество и вода. В таком сооружении в течение трёх дней можно переждать почти любой катаклизм.

Анатолий Ершов, начальник штаба ГО и ЧС: "Защитное сооружение, в соответствие с постановлением 13.09, предназначено для укрытия наибольшей рабочей смены. В чрезвычайной ситуации радиационного, химического характера. При больших пожарах, подтоплениях, затоплениях и обрушениях каких-то зданий".

Убежище, построенное в 1973 году под заводом "Электроника", рассчитано на полторы тысячи человек. Это вся смена предприятия с запасом. Бункер, как лисья нора, имеет один вход и несколько выходов на случай обвалов. Бетонные стены толщиной в метр способны выдержать прямой авиаудар. За счёт завода это бомбоубежище поддерживают в должном состоянии. Интерьер вроде бы тот же, а вот оборудование и средства защиты заменилина новые.

Одно из защитных приспособлений, которое здесь хранится - это вот такая камера для грудных детей. Благодаря специальным фильтрам, ребёнок в ней может находиться на протяжении трёх часов. Всё это время его можно безопасно транспортировать по заражённой зоне.

Защитное убежище - это сложная система, которая нуждается в постоянном обновлении, рассказывают сотрудники завода. Чтобы бункер находился в готовности, его должны постоянно обслуживать несколько человек.

Диггер Владимир ведёт нас вниз по узкой лестнице в непроглядную темноту. Свет фонаря ловит знакомые очертания типового советского бомбоубежища. Таких заброшенных подземелий Владимир знает десятки. Как правило, попасть в них несложно. Через вентиляцию или, как в нашем случае, через запасной вход.

Во время короткой экскурсии по тёмным коридорам Владимир демонстрирует остатки кострищ. Диггер предупреждает, жечь огонь здесь нельзя - нет достаточной тяги. Случайные гости не только разрушают уцелевшую мебель, но и подвергают себя серьёзной опасности.

Владимир Малдер, диггер: "Попал впервые я сюда ещё в 2008 году. Оно, конечно, тут всё целее было. Даже ящики какие-то сохранились с противогазами. В общем, впечатлений было масса - оказаться в таком огромном сооружении, бункере".

Почти никаких предметов в этом бывшем убежище Экскаваторного завода не уцелело. Мародёры и охотники за металлом растащили последнее. Потому свои объекты диггеры стараются не афишировать - слишком хрупка романтика подземелий.

Владимир Малдер, диггер: "Для меня это одновременно и приключения, и прикосновение к эпохе СССР. Такой своеобразный памятник эпохе Холодной войны, когда строили эти убежища практически для каждого человека, когда Сталин в Кремле о каждом из нас заботился".

Если и показывать, то только в качестве музея - уверен Владимир. Заводов советской постройки в городе много, а значит и экспонатов будет достаточно. Ведь большая часть таких убежищ сегодня заброшена

Евгений Касилов, Виктор Щеглов


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 22.09

Гость

Воронежским улицам нужно вернуть первоначальные исторические названия, не связанные с политикой, политиками и идеологией. И если менять названия, то всем – такое мнение в интервью нашему телеканалу высказал воронежский историк Владимир Размустов. Напомним, на прошлой неделе группа общественников обратилась в мэрию с предложением переименовать улицу Волгоградскую в Сталинградскую, а Каляева – в Петропавловскую. В мэрии после обсуждения решили узнать мнение воронежцев – провести опрос в интернете.

Смотреть передачу

Наверх