ГТРК Воронеж

Как воронежские нелегальные центры реабилитации наживаются на наркоманах и алкоголиках

11.04.2017

17:45

Свобода от наркотиков и алкоголя – бесплатно, анонимно, иногда – вообще без медикаментов. Город оклеен объявлениями, в которых предлагают помочь избавиться от зависимостей.

Правда, как утверждают волонтёры, которые занимаются реабилитацией наркоманов – больше половины этих организаций от зависимости избавляют ненадолго, а взамен только ещё больше изолируют подопечного от мира, а иногда и используют отработанные психологические техники, чтобы шантажировать семью бывшего наркомана или алкоголика и зарабатывать на чужом горе деньги.

Почему из некоторых реабилитационных центров пациентов с трудом удаётся спасти – узнал наш корреспондент.

Как его первый раз пытались вылечить, Михаил Вакштейн до сих пор вспоминает с ужасом: родные вот так же обратились за помощью по объявлению, цену назвали приемлемую. Не смутило и то, что реабилитационный центр находился в обычном частном доме. Не по себе стало, когда понял – вместо клиники попал в молельный дом.

Михаил Вакштейн, бывший наркозависимый:

«Непонятные молитвы, в круг становятся, что-то под музыку поют, постоянные фильмы-видео, где пасторы рассказывают о десятине. Потом там ребята ездили на работу. Выезжали, сто рублей им давали на обед, меня тоже эта перспектива не привлекала, за обед ездить куда-то».

Заменить наркотики верой пытался и Егор Половец – в реабилитационном центре с религиозной направленностью он провел несколько лет. Правда, жизнь в общине больше напоминала участие в финансовой пирамиде. Рассказывает, система была выстроена четко: как только зависимый приходил в себя – становился «волонтером» и начинал вербовать новых пациентов – обычно в аптеках или злачных местах. Лечение было платным. В месяц каждый такой волонтер приносил общине 40 – 50 тысяч рублей, работая бесплатно.

Егор Половец, бывший наркозависимый:

«Людям нужна помощь, но они не в состоянии платить. Они говорят – не в состоянии платить, значит, они нам неинтересны, собственно говоря. Родители говорят, у нас возможности платить нет, и прямо моим родителям в глаза сказали: «Это ваш выбор. Если вы не хотите платить, значит, мы помощи вам никакой не окажем». Родители говорят: «Если у нас нет денег, мы и Богу не нужны? Получается, так по вашему учению».

Странные обряды, шантаж, психологическое давление и работа за еду – подобными воспоминаниями делятся десятки бывших зависимых. Специалисты называют такое лечение «перезависимостью» – место наркотического дурмана в психике больного занимают внушаемые идеи.

Как признаются побывавшие на такой реабилитации, подопечные чувствуют себя будто бы под гипнозом. Ощущение нового смысла в жизни длится, пока человек находится в общине и исправно платит пожертвования. Те, кто эту закрытую систему покидает, как правило, срывается в первую же неделю. Вопрос не в религиозном учении, уверяют в центре помощи жертвам сект. Проблема таких организаций в том, что их задача – не избавить семью от страданий, а заработать на них.

Евгений Лищенюк, руководитель Центра помощи жертвам сект:

«Месяца, пока реабилитанта держат в таких жестких условиях, взаперти, хватает, чтобы родителей привлечь к своей деятельности. А одна из основных заповедей, которая свято соблюдается, это уплата десятины. Около 10% от всего того, что у тебя есть. И получается как, родители постоянно приходят, но не постоянно уходят. Реабилитанты постоянно уходят, а родители остаются».

Такие, так называемые, харизматические общины, состоят, в основном, из зависимых в период ремиссии, их родных и руководителей, которые и распределяют пожертвования. Эксперты центры реабилитации, в которых не помогают, делят на два типа: религиозные секты и так называемые «дома трудолюбия», где зависимых ограждают от внешнего мира, но фактически заставляют работать за еду.

Андрей Блонский, общественный деятель:

«Берут простых людей и используют как рабов, люди работают, за это не получают никаких денег, они просто живут в какой-то халупе и едят обычную кашу. Никаких отчислений они за свою работу не получают, просто есть крыша над головой и есть еда, все. А суммы такие, минимум человек в день зарабатывает 1000 рублей, в таких центрах обычно около 20 человек, то есть 20 тысяч в день центр зарабатывает».

Лицензированных реабилитационных центров для наркозависимых в Воронеже 11. Организаций, которые предлагают такие услуги – раза в три больше, говорят врачи. Представители сомнительных центров даже приходят в больницы и диспансеры и активно предлагают свои услуги. Некоторые даже готовы приехать, связать и забрать буйного родственника или сделать ему укол успокоительного.

Александр Орлов, заместитель главного врача Воронежского областного наркологического диспансера:

«Существует немалое количество медицинских работников, которые ездят по домам, оказывают эти услуги без лицензии, с этим тоже нужно телезрителям быть внимательными. Существуют такие мобилизационные бригады, которые изымают человека из семьи, это незаконно, поскольку для реабилитации, и для лечения необходимо добровольное согласие

По мнению наркологов, непрофессиональный подход может свести результаты лечения к нулю. А волонтёры уверены, заниматься реабилитацией зависимых, которые однажды уже потерпели неудачу в попытке вылечиться, гораздо сложнее.

Наталья Зубкова, Евгений Лютов

Картина дня

СЛЕДУЮЩИЙ ВЫПУСК НА КАНАЛЕ «РОССИЯ» В 20:45

Гость

«Академическая мобильность» – эксперимент под таким рабочим названием Минобрнауки уже в 2018 году планирует запустить в российских вузах. Как уверены инициаторы проекта, это позволит студентам выбирать лучшие программы обучения, и повысит конкуренцию среди образовательных учреждений. Однако нововведение потребует дополнительного финансирования. Все «за» и «против» нового проекта обсудили в программе «Вести-Образование» с проректором по учебной работе Воронежского государственного университета инженерных технологий Павлом Сухановым.

Смотреть передачу

Наверх