понедельник, 10 декабря
1

«Ничего не докажешь». В Воронеже разбившихся на тюбинге сына и отца оставили ни с чем

Оксана Грибкова 48331
«Ничего не докажешь». В Воронеже разбившихся на тюбинге сына и отца оставили ни с чем

Вина организатора катания с горок не была доказана

В Воронеже 3 октября суд рассмотрел иск семьи, в которой 7-летний мальчик и его 33-летний отец получили травмы при катании на тюбинге. Воейковых просили взыскать ущерб с ИП Жильникова, организовавшего отдых в Шилово. Из-за перелома позвоночника Никита оказался на домашнем обучении, его отец вот уже полгода не может вернуться на работу.  В качестве компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни и здоровью семья просила 5 млн рублей. Однако суд не усмотрел вины бизнесмена в травмах мальчика и его отца. Поэтому в возмещении ущерба Воейковым отказали.

Опасный спуск

Воронежец и его сын попали в больницы после катания на тюбинге в центре «Дамба» в микрорайоне Шилово 25 февраля 2018 года. У мальчика диагностировали компрессионный перелом двух позвонков, а у его отца оказались раздроблены два позвонка.

Как рассказал Роман Воейков, он сел вместе с 7-летним сыном Никитой на тюбинг, так как это разрешили сделать инструкторы. Один из них даже посадил обоих на «ватрушку» и показал, как держаться.

Роман одной рукой держался за ручку круга, второй обнимал сына. Мальчик схватился за вторую ручку. Во время скатывания с горки, тюбинг занесло на скользкой трассе, и он вылетел в сторону. Мужчина и мальчик не смогли удержаться, и на всей скорости ударились об лёд.

– Никита встал и смог подняться сам на горку. Он был в шоке, наверное, и потом сказал, что у него «отнимаются ножки». Роман не смог встать, его хотели поднять, положив на тюбинги, сотрудники, но он отказался – ведь так могли повредить позвоночник ещё сильнее – вспоминает Мария Воейкова. – Никакой инструктаж по поводу безопасности перед катаниями с нами не проводили, кататься вдвоём не запрещали. Да и как отпустить одного спускаться на тюбинге ребёнка? Никаких медработников, когда муж и сын получили травмы, в центре «Дамба» не было.

Сразу после инцидента представители центра «Дамба» переложили всю вину на Романа Воейкова за то, что он ехал вместе с сыном на одном тюбинге, «что противоречит технике безопасности». Поэтому во время катания «ватрушка» выскочила из-под мужчины с ребёнком.

 Роман и Никита надолго оказались в больнице с тяжёлыми травмами позвоночника. Мужчина, который трудится строителем, до сих пор не может вернуться на работу, опасаясь травм. У него раздроблены позвонки. Роман ходит в специальном корсете и жалуется на боль в спине. Из-за травмы 8-летний Никита второй год находится на домашнем обучении. Он должен сидеть, лежать и ходить только по графику. Врачи пока не дают прогнозов на будущее. Однако реабилитация мальчика займёт как минимум ещё четыре года.

– Мышцы ослабели, позвоночник плохо держится. И на этом фоне у нас случился ещё один перелом – 5 поясничных позвонков. Никита только-только стал выходить на улицу и неудачно упал, – рассказывает Мария Воейкова.

Споры о вине

Сразу после инцидента следователи СУ СКР начали проверку по факту травм у ребёнка и его отца. По её результатам в возбуждении дела было отказано Воейковы считают, что несправедливо. Они заявили в суде, что никаких показаний не давали, и при принятии решение было учтено только мнение предпринимателя.

Получив отказ, Воейковы обратились в суд в надежде взыскать компенсацию. В процессе предприниматель, который стал ответчиком по делу, ни разу не появился. Вероятно, был уверен в благоприятном для себя исходе дела. На его сторону встала и прокуратура.

–  При рассмотрении дела принимались все меры для установления факта и причин произошедшего. Моральный вред взыскивается при установлении вины предполагаемого причинении вреда. При изучении доказательств вина ИП не установлено. Мы запросили материалы проверки в СК. Следствие ссылается, что привлекался Роспотребсоюз для проверки соответствия нормам спуска. Но выяснилось, что они вообще не разработаны. Во время рассмотрения дела истцы не представили доказательств, – пояснила представитель ведомства в суде.

В прокуратуре также отметили, что Воейковы отказ в возбуждении дела так и не обжаловали. В ответ Мария рассказала, что постоянно работала и ухаживала за мужем с ребёнком, которые первое время только лежали. Поэтому она не имела возможности ходить и жаловаться. Роман пояснил, что также «физически не мог куда-либо добраться».

–  Получается, как будто я специально отпустил руки, и вот так спускался на тюбинге, не держась? Я не специально упал же. Я пришёл и деньги за это заплатил! Ради чего? Чтобы получить травму? – обратился к суду Роман Воейков.

Воейковы говорят, что сейчас уже «ничего не докажешь». Ведь лёд давно на горке растаял, свидетелей, которых семья хотела пригласить, слушать в суде не захотели.

При вынесении решения суд посчитал, что вина бизнесмена в переломах позвоночника у мальчика и мужчины не доказана. Воейковы пообещали обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела и отказ суда в удовлетворении иска.