понедельник, 10 декабря
1

Травля в сетях и слежка. Ведущая ТВ из Воронежа рассказала, как стала жертвой сталкинга

Оксана Грибкова 9267
Травля в сетях и слежка. Ведущая ТВ из Воронежа рассказала, как стала жертвой сталкинга

Психиатр и адвокат – о сути сталкинга и российских законах.

Юля вышла с работы и почти сразу увидела его. За 13 лет преследований она научилась быть внимательной, замечать его на остановках, у работы, у своего спортивного клуба. Научилась возвращаться домой как шпион, чтобы мучитель не мог выследить, где живёт её семья. И самое главное – Юля научилась справляться со страхом, который каждый раз появлялся при виде преследователя. Ведущая «Вести Воронеж» Юлия Амелина вернулась в офис и вызвала такси, как делала уже много раз, чтобы в очередной раз избежать встречи с мучителем.

О сталкинге, который давно превратился в обычное явление, не принято говорить, если нездоровая ситуация обходится без трагедии. Как живётся, когда за спиной есть преследователь, и как объяснили суть явления психиатр и юрист, в материале «Вести Воронеж».

Жизнь под колпаком

Юлия Амелина познакомилась с ним в 2005 году, когда была студенткой. На симпатичного парня с книгой в маршрутке обратила внимание её подруга и придумала познакомить его с Юлей. Встретившись с Денисом пару раз, Юля решила, что он герой не её романа, и дала ему это понять.   

– Денис, тебе нужно добавить ярких впечатлений, активностей, раскрасить свою серую жизнь, – сказала как-то Юля по-дружески в телефонном разговоре в ответ на жалобы приятеля.

Если верить Денису, это честное мнение Юли сломало ему всю жизнь, и стало отправной точкой его «мучений». Жизнь Юли превращалась в кошмар постепенно. Сначала отвергнутый знакомый раздражал её SMS и требованием пообщаться в сети – ответь на мои вопросы «за все страдания», и я отстану. Юля разговаривала с парнем, и он действительно исчезал на некоторое время, но обязательно через полгода-год появлялся снова со старыми претензиями.

За это время Юлия Амелина вышла замуж, родила дочь, стала работать не телевидении.  Денис по-прежнему жил с мамой, толком нигде не работал и лечился от депрессии – душевной раны, которую ему якобы причинила девушка, высказав своё мнение в 2005 году про его «серую жизнь».

К появлениям Дениса в своей жизни Юля до 2015 года относилась спокойно. Несмотря на оскорбления и рассылку её друзьям «компромата» через «ВКонтакте», казалось, ситуация остаётся под контролем, пока в 2015-м  он не перешёл черту.

–  Будь ты проклята, гори ты в аду! Ты умрёшь, твоя дочь умрёт! Ты потеряешь всё, чем дорожишь! – цитирует Юля самые безобидные SMS и сообщения в сети.

Он рассылал всем друзьям и знакомым Юли порочащие её фото и ролики, присоединял к чужим фото её лицо. Но онлайн-травля оказалась «цветочками»: по-настоящему ужасным оказалось то, что Денис стал постоянно ждать Юлю у работы. Он требовал разговора, но Юля стала откровенно его бояться. Преследователь звонил на предыдущее место работы, разговаривал с её директором, пытался рассказать, какая она «на самом деле». Надоел всем так, что руководитель как-то вызвала её и сказала: «Давай уже прекращай всё это, сделай что-нибудь со своим психом». Как будто Юля как-то могла повлиять на ситуацию.  

 – Наступил настоящий кошмар. Я не могла думать ни о чём другом. Меня трясло, потому что он узнал, что у меня есть дочь и начал угрожать и в её адрес. Говорил – и дочь твоя проклята, она тоже умрёт. Денис приезжал к моим родителям, разговаривал с отцом и братом, – говорит Юлия Амелина. – Начал ходить по пятам, я каждый день  убегала от него, а как-то раз пришлось прятаться в кафе. Потом он рассказал, что тогда всегда носил с собой нож, и если бы я не попросила охранника его выставить, то пустил бы его в ход.

Отчаявшись, Юля нашла маму Дениса, позвонила ей в надежде на защиту.

«А что вы хотели? Вы же ему жизнь сломали. Он не больной, а просто упрямый», – отметила мама Дениса.

Мать не поверила, что ужасные порочащие сообщения в адрес Юли и её мужа – это всё Денис, но поговорила с ним. Примерно в это же время Юля подала заявление в полицию.

– Мне посоветовали не говорить, что это происходит давно, иначе точно никто не будет разбираться. Логика такая – если за все эти годы не применил силы, то и нет поводов для беспокойства,– рассказывает Юля. – Всё стало только хуже. Ему позвонили из полиции и потребовали прекратить преследование, запугивали  вещами, которые я не говорила. В итоге только обострили ситуацию.

Осенью 2015 года Юля согласилась на разговор с Денисом, который подписал договор, что после встречи перестанет её преследовать. Разговор  состоялся у него в квартире в присутствии матери и юриста.

–  Мы разговаривали четыре часа. Как оказалось, он всё записал на видео. Сделал нарезку того момента, где уговорил меня попросить прощение. Кусок записи стал рассылать моим друзьям. Я снова позвонила его матери, она, видимо, вмешалась, после чего они исчезли из моей жизни на два года, – говорит Юля. – В конце 2017 года в нарушение договора Денис появился снова, сначала стал лайкать мои фото, а потом начались ужасные комментарии в Instagram, сообщения, что я и моя семья умрём. Он завёл несколько аккаунтов, с которых писал ужасные вещи мне и моим друзьям.

Сейчас в переписке к давним претензиям добавились и новые - по мнению Дениса, он сам относится к «самой лучшей» древней арийской расе, а представители всех других национальностей – в том числе и Юля – это «мусор на теле человечества», и этот мусор  надо удалять. В своих сообщениях молодой человек стал требовать, чтобы Юля совершила самоубийство. Сейчас преследователь появляется в жизни Юли каждый месяц – либо поджидает её у работы, у спортивного клуба, по-прежнему рассылает гадости коллегам, как он делал это в конце лета 2018 года.

– Я близко к сердцу принимала эту ситуацию. У меня появились проблемы со здоровьем на нервной почве, я не могла нормально спать. Я не чувствую себя защищённой, мне страшно от его угроз, – делится Юля. – Сейчас я научилась с этим жить, стараюсь максимально абстрагироваться, хоть и не всегда получается. В случае, если преследование продолжится, ещё раз обращусь в полицию, буду судиться и с ним, и с его матерью, потому что так продолжаться больше не может.

Непубличные мучения

В своей беде Юля Амелина оказалась далеко не одна. От сталкинга в Воронеже страдает немало людей. Однако редко когда подобные ситуации становятся достоянием общественности. Летом 2018 года стало известно об истории 16-летней студентки, на которую после травли в соцсетях напал бывший одноклассник. Девушку на учёбу и выступления стала провожать мама, но это не помогло – преследователь напал на неё с телескопической дубинкой в центре города, после преследовал её и в больнице.

Полиция, куда девушка с мамой обращались ещё на этапе травли в соцсетях, лишь разводила руками. После вмешательства правозащитницы Анны Левченко и огласки преследователь отреагировал новыми онлайн-нападками на семью жертвы. Однако после допросов в правоохранительных органах отстал, рассказала корреспонденту «Вести Воронеж» мама студентки. Она не уверена, что травля не возобновится, но очень надеется на объективное расследование и суд над мучителем дочери.

Вот уже 4,5 года простого воронежского парня преследует женщина, которая намного старше его.  Из-за влюбившейся клиентки он был вынужден уволится с работы. Молодой человек использовал всевозможные способы, чтобы она отстала, но безрезультатно. К сожалению, он отказался рассказывать о своей проблеме корреспонденту «Вести Воронеж», опасаясь, что огласка ему только навредит.

Жертва и преследователь глазами психиатра

Психиатры отмечают, что сталкинг – увы, не редкость, особенно часто он появляется после разрыва отношений, когда мужчины преследуют женщин.  Заместитель главврача Воронежского областного психоневрологического диспансера Денис Шаповалов в беседе с корреспондентом «Вести Воронеж» пояснил, что сталкинг – отклоняющийся от социальной нормы вариант человеческого поведения. Он может быть проявлением тяжёлого психического расстройства или аномалии характера.

В первом случае, который встречается довольно редко (из 4-5 тыс. госпитализаций в год 2-3 случая), при шизофрении у больного возникает бред любовного очарования.

–  Называется красиво, а проявляется весьма неприглядно. Больной с тяжёлым психическим расстройством не утрачивает эмоциональность, естественные инстинкты и стремления. Но в силу нарушений, вызванных болезнью, реализовать их адекватным образом не в состоянии. Нормальное развитие отношений замещается бредовой идеей. То есть, пациент усматривает у человека, который ему небезразличен, косвенные признаки ответной симпатии. Дальше выстраивает конструкцию, почему тот человек не проявляет свою симпатию – придумывает, какие препятствия стоят на пути их великой любви, – рассказывает психиатр.  – С этого момента и начитается сталкинг. Человек с бредом любовного очарования постоянно стремится увидеть объект своих чувств с тем, чтобы новые «подтверждения», что эта симпатия существует, подпитывали бред дальше и дальше.

Однако в подавляющем количестве случаев сталкингом занимается человек с определённой аномалией характера – психопатией. И большая часть женского населения с подобными ситуациями сталкивалась. Таким формам поведения при разрыве отношений способствуют эгоцентризм, самолюбие, трудности самоконтроля, неспособность адекватно принять отказ в своих желаниях, неспособность терпеть запреты и ограничения, что, собственно, ядром психопатии и является, – отметил Денис Шаповалов. Люди с уродством характера к нормальной форме любви неспособны в принципе. Психопат любит только одного человека – себя.

– Жертве нужно вести себя максимально нейтрально. Если показать любой тип яркой эмоции, это спровоцирует другую сторону на дальнейшие действия. Любая эмоция человеку с бредом будет давать подтверждение его бреда, а у психопата спровоцирует эмоциональную бурю. Максимально параллельная стратегия поведения – защитный колпак между жертвой и преследователем. Отвечать на агрессию нельзя – как минимум эпизод преследования затянется, как максимум есть риск получить по голове, – комментирует Денис Шаповалов. – Защитный механизм для жертвы- чувствовать себя вне ситуации. При всём при этом жить нормальной жизнью в этом раскладе сложно, ей может потребоваться помощь психолога и психиатра, нельзя жить в досаде и раздражении долгое время.  Возможно, потребуется приём медикаментозных препаратов. 

Денис Шаповалов уверен, что жертва сталкинга может добиться психиатрического освидетельствования преследования, чтобы выяснить, представляет он реальную опасность или нет.

–  Если преследователь перешёл на этап вербальной, словесной агрессии, уже есть основания к недобровольному обследованию и недобровольной госпитализации. Для этого надо подключать правоохранительные органы. Наше учреждение около месяца назад заключило соглашение с МВД, согласно которому полицейские берут на себя обязательства оказывать содействие в осмотре врачом лиц, у которых предполагается тяжёлое психологическое расстройство, – рассказывает Денис Шаповалов. 

Правовая беззащитность

Адвокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова, которая специализируется на защите женщин от насилия, отмечает, что в российском законодательстве почти нет механизмов защиты от сталкинга, пока он не принесёт ощутимый физический вред. Юрист напоминает фразу, которую нередко в подобных случаях говорят полицейские: «убьют, тогда приходите».

– Российское право в вопросах защиты жертв развито плохо. У нас нет привычной для многих стран психологической поддержки, бесплатной юридической помощи потерпевшим. Профилактика тяжких преступлений, которыми часто заканчивается сталкинг, ведётся неохотно, – считает Ольга Гнездилова. –  С точки зрения международного права, психологический вред, который жертва неминуемо получает в результате преследования, является одним из видов насилия в отношении женщин, поскольку в подавляющем большинстве случаев преследуются именно они. Отказ государства системно бороться с этим явлением – форма дискриминации по признаку пола.

Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность только за угрозы убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если они являются реальными и осуществимыми. Хотя в той же Великобритании введена уголовная ответственность за преследование, оскорбления и угрозы в интернете, а также публикацию интимных фотографий. В Канаде в случае кибербуллинга (интернет-травля) предусмотрен штраф и конфискация электронных устройств.

В российской практике случаи, когда жертве сталкинга удалось добиться хоть какой-то справедливости единичны. При анализе судебной практики Ольге Гнездиловой удалось найти лишь одно положительное решение по иску о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда в связи с оскорблениями в интернете. За фото женщины и её публичные оскорбления в соцсети «ВКонтакте» суд взыскал с обидчика 5 тыс. рублей.

– Трудно представить, сколько средств и времени было затрачено на этот гражданский процесс и действительно ли такая компенсация является разумной и справедливой. А главное – будет ли она тем сдерживающим фактором, способным пресечь подобные нарушения в будущем, – комментирует Ольга Гнездилова.

Проект «Правовая инициатива» ведёт сейчас в Европейском Суде по правам человека дело женщины из России, которая пострадала и продолжает страдать от действий своего бывшего молодого человека. После расставания мужчина её выслеживал, избивал и возвращал домой. Когда ей удалось переехать, создал страницу в соцсети «ВКонтакте» от её имени, где разместил интимные фотографии и написал о предложении интимных услуг. Мучитель максимально широко разослал приглашения в друзья, в том числе сыну женщины от первого брака и его друзьям-школьникам. Страницу удалось заблокировать достаточно быстро, мужчина начал создавать подобные по нескольку десятков в день.

– С большим трудом удалось добиться возбуждения уголовного дела о нарушении неприкосновенности частной жизни. Идёт расследование, но мужчина не является даже подозреваемым. Следственный комитет ссылается, что технически невозможно доказать, кто создавал страницы. Однако мы хорошо знаем, что такие доказательства добываются легко, когда речь идёт о перепостах с призывами, например, к «экстремизму», где государство максимально заинтересовано пресечь и наказать, – говорит Ольга Гнездилова.

Способы борьбы

Адвокат дала рекомендации, что можно делать жертвам сталкинга для своей защиты:

1) Всегда подавайте заявление в полицию об угрозах, фиксируйте всё – сохраняйте SMS, скрины, письма. Если услышали в полиции ответ «сама виновата», отправляйте их по почте. Пишите в заявлении, что считаете угрозы реальными. Да, полицейские не хотят с этим разбираться, но это их работа. По большому счёту никто кроме полиции не сможет остановить решительно настроенного преследователя.

2) Если дело дошло до физического воздействия, сразу обращайтесь за медпомощью, фотографируйте телесные повреждения и пишите заявление в полицию по «горячим следам». В нём нужно писать просьбу избрать для преследователя такую меру пресечения как запрет определённых действий. Эта норма была введена в УПК РФ только в апреле 2018 года. С её помощью можно установить запрет приближаться к женщине или отправлять ей сообщения. Это слабый намёк на охранные ордера. К сожалению, пока норма может применяться только после возбуждения уголовного дела и появления в нём конкретного подозреваемого.

В полицию жертвам можно заявлять об угрозе убийством (ст.119 УК РФ), в Следственный комитет – о нарушении неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ). Максимальный срок наказания для обоих преступлений – до 2 лет лишения свободы.

Помимо заявлений в полицию необходимо использовать и другие способы защиты:

 3) Написать заявление мировому судье о возбуждении уголовного дела по ст. 128.1 УК РФ «Клевета» (наказание – штраф до 500 тыс. руб. в доход государства).

4) Написать заявление о возбуждении дела об административном правонарушении по ст. 6.51. КоАП РФ «Оскорбление» (наказание – штраф до 5 тыс. руб. в доход государства).

5) Обратиться в суд с гражданским иском о защите чести и достоинства (суммы определяет суд в зависимости от степени морального вреда).            

В последних трёх случаях сбор доказательств, вся работа и затраты ложатся на жертву сталкинга.

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.