вторник, 13 ноября
-11

«Спас, а потом угробил?» Из живота воронежца достали марлю в 15 см через год после операции

Оксана Грибкова 35429
«Спас, а потом угробил?» Из живота воронежца достали марлю в 15 см через год после операции

Александр Дмитриев обратился к следователям с просьбой разобраться, как салфетка могла оказаться в его животе.

Воронежец Александр Дмитриев пережил настоящий шок, когда из его живота достали 15-сантиметровую хирургическую салфетку. За год до этого, в октябре 2017 года, ему делали операцию в воронежской больнице №3. После выписки мужчина весь год сильно болел, а потом снова загремел в больницу с абсцессом, где и выяснилось ужасное.

Сейчас Александр Дмитриев пытается узнать, что же произошло – почему большой кусок марли оказался у него в животе, и кто в этом виноват. С заявлением он обратился в Следственный комитет. Свою историю, которая ещё раз показала «симптомы болезни» воронежской медицины, Александр Дмитриев рассказал «Вести Воронеж».

Салфетка из живота

Это была последняя перевязка перед выпиской. В тот день, 15 октября 2018 года, хирург обрабатывал шов, «сушил» рану, которая никак не хотела затягиваться, и тут вдруг что-то потянул из неё. После чего застыл в изумлении. Александр Дмитриев посмотрел на свой живот и ужаснулся. Из послеоперационной раны торчал кусок марли.

 Хирург побежал за коллегами. Очень скоро в процедурной уже было несколько врачей – в том числе из руководства воронежской больницы №2. Общими усилиями медики вытащили из живота пациента огромный кусок марли – салфетку размером 15 на 2 сантиметра. Из раны  хлынул гной. Так как Александр был в сознании, он успел сфотографировать свой живот с кусочком торчащей салфетки и марлю, которую достали из раны.

Фото предоставлено Александром Дмитриевым 

–  Я был в шоке, меня долго после этого просто трясло. Случившееся много объясняло – постоянные болезни с температурой, из-за которых каждые два месяца приходилось пить антибиотики, плохой запах от раны, большое количество гноя даже после помощи врачей, – говорит Александр Дмитриев. – Попасть в живот салфетка без моего ведома могла, когда я был под наркозом во время операции в октябре 2017 года.

Операция и год болезней

«Медицинская» история 37-летнего Александра Дмитриева началась год назад, 30 октября 2017 года. В тот день он попал в городскую больницу №3. Его туда привезла из дома скорая помощь. У Дмитриева диагностировали язву двенадцатиперстной кишки. Поэтому человека срочно отправили на операцию, где «ушили» опасную для жизни перфорацию.

При выписке 7 ноября 2017 года пациенту написали, что послеоперационный период протекал гладко и есть положительная динамика. После операции Дмитриев стал постоянно болеть. У него поднималась температура, но врачи из поликлиники объясняли это простудой и ОРВИ. Как правило, болезнь заканчивалась после ударного лечения антибиотиками. Но в следующем месяце ситуация повторялась. Александр иногда чувствовал неприятных запах от кожи, который почти пропадал после приёма антибиотиков.

Совсем плохо Дмитриеву стало 1 октября 2018 года. У него поднялась температура по 40 градусов. Пришлось вызвать терапевта из поликлиники, который заподозрил у мужчины пневмонию и выписал направление в БСМП №1. Там пневмонию не подтвердили и заподозрили грыжу, с которой Дмитриева отправили в дежурную городскую больницу №2. И, правда, сильно болело в левой части живота, там появилось уплотнение, похожее на шишку. Врачи решили грыжу удалять.

– Живот вскрыли, грыжи там не оказалось, увидели абсцесс послеоперационного рубца, почистили. Но дальше, видимо, не полезли. Мне сказали, что воспаление могло начаться из-за послеоперационных ниток, – вспоминает Дмитриев. – Из раны выделялось большое количество гноя, была ужасная вонь, поэтому я даже просил меня не выписывать домой, пока вот это всё не закончился. Врачи разводили руками и честно говорили – не понимаем, откуда у тебя идёт гной.

Повод для расследования

Врачи, доставшие марлю из пациента, просили Дмитриева «не забивать голову» и никуда не жаловаться. Мол, всё нормально, теперь рана точно заживёт. На следующий день после удаления салфетки к Александру Дмитриеву приехал хирург из больницы №3 – тот самый, который делал операцию по поводу язвы в октябре 2017 года. Уговаривал пациента не обращаться в правоохранительные органы. Дмитриеву запомнился диалог, который произошёл тогда с медиком.

– Я тебе жизнь спас, – сказал хирург Александру.

–  Спас, а потом угробил? – переспросил пациент.  

После выписки из больницы №2 Александр Дмитриев, не поддавшись на уговоры врачей, написал заявление в региональный Следственный комитет и обратился в департамент здравоохранения Воронежской области с просьбой разобраться.

Текст справки, выданной при выписке из больницы №3

– После хирургического вмешательства должна проводиться тщательная ревизия инструментов и материалов, чтобы избежать оставления инородных предметов в пациенте. Знаю, что есть такие инструкции. Может быть, после моей операции по поводу язвы этого сделано не было?  – говорит Александр Дмитриев. –  Но я не хочу никого обвинять без доказательств. Мне важно понять, как салфетка оказалась у меня в животе, и почему я был вынужден мучиться так долго. Важно понять, по чьей вине я целый год не мог нормально жить и работать, обеспечивать свою семью. Поэтому я прошу силовиков и врачебное руководство разобраться в моей ситуации

 По факту заявления воронежца следователи СУ СКР по Воронежской области начали процессуальную проверку. С запросом по поводу истории Александра Дмитриева корреспонденты «Вести Воронеж» обратились в департамент здравоохранения Воронежской области и будут следить за развитием событий.  

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.