вторник, 13 ноября

Олимпийский чугун и тушёнка для бомбоубежищ. Чем прославились заводы в Борисоглебске

О работающих в городе предприятиях – в специальном репортаже «Вести Воронеж».

«Вести Воронеж» продолжают путешествие по самым интересным районам. В этот раз, отправились в город, который смело можно назвать уникальным для нашего региона и очень самобытным. Борисоглебск совершенно другой, как будто не из Воронежской области.

Красивый и самостоятельный – это в двух словах о Борисоглебске. Здесь живут по принципу «Воронеж далеко, Москва ещё дальше». Развитием и наполнением местного бюджета занимаются сами. Город не был разрушен войной, а крупнейшие предприятия – пережили все экономические бури и разменяли третий век. Среди них – котельно-механический завод.

– Мы находимся на предприятии, которое в 2014 году обеспечило люками все олимпийские объекты.

– Чем вы занимаетесь?

– Мы – группа компаний БКМЗ, это завод чугунно-литейный, завод отопительного оборудования, предприятие, которое производит котлы. Чугунно-литейный завод является самым большим предприятием, – отметил генеральный директор КМЗ Юрий Акимов.

В ковше 500 кг чугуна, разогретого более чем до 1000 градусов. Из него получится деталь для отопительного котла. В этом цехе за сутки отливают в формы 20 тонн металла.

– А что изначально здесь было?

– Ещё 143 года назад Кочергины основали завод на территории города Борисоглебск, после этого завод работал, развивался, пережил все трудные времена. Это было производство по литью изделий из серого чугуна, люки, решётки, запчасти для чугунных котлов и через некоторое время мы увидели, что вся Европа и перспектива идет на то, чтобы производить изделия из высокопрочного чугуна.

– Вот это оборудование – ваша гордость?

– Три года назад мы приняли решение производить изделия из высокопрочного чугуна. Он тоже очень прочный, при ударах он не колется, а амортизирует, это его преимущество, и второе, чтобы люк выдержал 40 тонн, нужна толщина 3 см, то высокопрочного чугуна толщина крышки может быть в два раза меньше, – пояснил генеральный директор КМЗ Юрий Акимов.

Сейчас предприятие обеспечивает чугунными люками московский и питерский метрополитены, а чугунной плиткой для пола, например, в цехах – Казахстан, Узбекистан, Беларусь и готовятся к поставкам в Замбию. Впрочем, так было не всегда, в 90 годы у предприятия был шанс обанкротиться и стать дорогой стройплощадкой в центре города.

– В 90 годы, когда в стране были определённые кризисные явления, денег не хватало, был сплошной бартер, заводу нужны были реальные живые деньги, чтобы выплачивать зарплату, покупать сырьё и прочее. И тогда было принято решение для того, чтобы иметь эти живые деньги, создать пекарню, чтобы мы свою продукцию поставляли в колхозы, они платили нам мукой, мы из этой муки делали изделия хлебобулочные, их продавали, получали деньги, платили людям зарплату.

– Пекарня кормила какое-то время тяжёлое производство?

– Однозначно. Очень большую пользу она принесла именно в 1992 –1994 годы.

– Предприятие это осталось, поскольку завоевало авторитет у покупателей, и я хочу сказать, что до недавнего времени пекарня была самым большим предприятием в группе наших компаний, – рассказал генеральный директор КМЗ Юрий Акимов.

На то, как трудятся двести работников пекарни можно смотреть бесконечно, а запомнить их действия по шагам, кажется, невозможно.

Самый крупный работодатель города – Борхиммаш – выпускает оборудование для химической промышленности и добычи газа. Аппарат воздушного охлаждения «Айсберг» – для газовых скважин – борисоглебцы начали выпускать первыми в стране.

– Длина этого аппарата 16 метров, таких аппаратов пока в России не выпускают. Для чего нужен этот аппарат – газ, когда он выходит, он имеет очень высокую температуру. Попадая в это оборудование, в котором установлена секция с оребренной трубой, он проходит 16 метров, внизу аппарата стоят вентиляторы, которые поставляют воздух охлаждённый. В итоге газ выходит уже температуры той, которая может транспортироваться дальше по транспортным газовым линиям, – пояснил заместитель генерального директора завода Евгений Пастушков.

Предприятие, на котором трудится 850 человек – ещё и крупнейший спонсор инфраструктуры Борисоглебска. Он софинансировал многие городские объекты, например, знаменитый памятник Борису и Глебу, а сейчас вкладывают средства в водоснабжение города.

Другое небольшое производство обеспечило Борисоглебску бренд, известный всем, у кого есть дети. Носки и колготки из Борисоглебска продаются по всему СНГ, но здесь сейчас работают над завоеванием еще и рынка Германии. Несколько лет назад предприятие закупило новое оборудование и теперь одна такая машина выпускает 160 пар носков и 80 пар колготок в сутки.

– А вот эта машина изготавливает носок целиком?

– Этот автомат вяжет, это первый цикл, и второй цикл – идёт зашив мыска, конечно, это преимущество при носке. Шов расправленный, мягкий, это очень удобно при носке, – отметила руководитель предприятия Галина Борисова.

Продукт, который знают все любители турпоходов и рыбалки по ГОСТу готовят здесь. Мясокосервный комбинат выпускает тушёнку для армии фактически 102 года – заработал ещё до революции. Сейчас консервы делают для Госрезерва – в бомбоубежищах на случай ядерной войны хранится борисоглебская тушёнка. Надеемся, что она никогда не пригодится. Тушёнку готовят по особому рецепту, срок годности у таких банок – 7 лет. Чтобы гарантировать сохранность, на комбинате даже банки делают сами, чтобы не попался брак.

– Оказывается, тушёнка варится вместе с баночкой?

– Да, это традиционная технология изготовления консервов говядина тушёная.

– А почему так?

– Крёстным отцом мясной консервации принято считать Наполеона Бонапарта, его войско постоянно находилось в военных походах, и он бросил клич своим поварам найти способ очень качественного консервирования продукта, чтобы сохранить его на длительное время. И французский повар придумал такой рецепт: продукция укупоривается герметично и потом стерилизуется водой или паром, и эта технология сохранена при изготовлении продукции «говядина тушёная высший сорт» и прочих мясных консервов. Сначала мясо герметично укупоривается в жестяные банки, а потом стерилизуется в автоклавном отделении, где доводится до кулинарной готовности, – рассказала директор мясоконсервного завода Марина Старцева.

Каждый продукт держат в автоклаве определённое время, не дольше – согласно термограмме. Это формула стерилизации конкретного блюда. Кроме тушенки здесь по такому же принципу готовят паштеты и даже первые блюда.

Пока вокруг все автоматизируют, на этом предприятии гордятся использованием ручного труда. Надежду Добрынину, например, ни одна машина не заменит.

– Нужно, чтобы прирезь небольшая жира была, для сочности, чтобы было мясо вкусным, ну, а косточки, как у нас мясо на кости, не должно быть, – рассказала жиловщица Надежда Добрынина.

Отделяет мясо от костей отдельный специалист, обвальщик. Это человек, который умеет идеально обрезать мякоть с рёбрышек – смотрите и завидуйте. Денис Сувит, рассказывает, жену к приготовлению шашлыков не подпускает – ещё порежется. Обвальщик работает экстремально острым ножом в железных, наподобие кольчуги, перчатках.

– Не знаю, может быть, есть какие-то нормативы. Когда я сюда пришёл, мне сказали – на, пробуй, как только нож хорошо пошёл, значит, ты научился мусатить, – пояснил обвальщик Денис Сувит.

Сейчас борисоглебские производители тушёнки осваивают новую продукцию – специально приготовленные консервы для мусульман.

– Те требования, которые предъявляются на сегодняшний день к халяльной продукции, на самом деле очень просты – есть определённые правила, положения по производству халяль-продукции, и данные правила комбинатом уже соблюдаются, здесь есть проверяющие органы, – отметил председатель международной ассоциации исламского бизнеса в республике Татарстан Ильнур Гайнуллин.

Пожалуй, недостаток у местной тушёнки всё-таки есть – её часто подделывают. Пытались придумывать степени защиты, но впустую. Поэтому просто просят – если содержимое банки вас не порадовало, считайте, что это подделка.