21 °C
71.38   $ 62.81

«Не судите строго». Жительница Воронежа простила брата за смерть 6-летней дочки и матери

Ребёнок и пенсионерка погибли на пожаре, который устроил родственник.

Оксана Грибкова 6338
«Не судите строго». Жительница Воронежа простила брата за смерть 6-летней дочки и матери

В Левобережном районном суде в четверг, 21 марта, начался процесс по делу о гибели на пожаре двух человек – 6-летней девочки и её 60-летней бабушки. На скамье подсудимых оказался 34-летний Владимир П., дядя малышки и сын пенсионерки.

По процедуре противником Владимира в процессе стала его родная сестра Юлия. В ту страшную ночь женщина в одночасье лишилась дочери и матери. На деле же, чтобы не множить семейное горе, не увеличивать боль, она простила непутёвого брата. Юлия просила не судить его строго, отказавшись от материальных и моральных претензий.

Сгоревшая жизнь

В суд брат с сестрой пришли вместе. Они и сейчас продолжают жить в выгоревшей квартире под одной крышей – ни Владимиру, ни Юлии больше идти некуда.

Без особых эмоций брат с сестрой выслушали гособвинителя Сергея Кривошеева, который коротко зачитал, в чём обвиняют Владимира.

Трагедия случилась 17 ноября 2018 года в квартире одной из многоэтажек на улице Димитрова, её причиной стало пьянство и «преступная небрежность» Владимира П.

Как установили следователи СУ СКР по Воронежской области, пожар, унёсший жизни девочки и бабушки, случился с 1 до 4 часов ночи. В дальней комнате квартиры Владимир П. пил пиво и курил. В соседней комнате спали его 60-летняя мать и 6-летняя племянница. Юлии в ту ночь дома не было. Она дежурила в больнице, где работает медсестрой.

Согласно обвинению, Владимир П. курил сигарету, которую оставил на подлокотник дивана, и вышел из комнаты. От тлеющего окурка загорелось ватное одеяло, лежащее на диване. Возможно, у девочки и пенсионерки были бы шансы спастись, если бы не произошло непоправимое.

– Увидев начавшийся пожар, мужчина для сохранения жизни и здоровья покинул квартиру, не приняв мер к спасению матери и племянницы, спящих в соседней комнате, – зачитал Сергей Кривошеев.

Оказавшись в очаге пожара, девочка и её бабушка погибли от острого отравления угарным газом. Их тела нашли спасатели, которые тушили квартиру.

В деле этого нет. Но семейная трагедия получила страшное продолжение. Через две недели после гибели девочки покончил с собой её 43-летний отец. Мужчина не жил с семьёй, но любил дочь и не мог пережить её страшной смерти.

По итогам расследования следователи Владимира П. обвинили в причинении смерти по неосторожности двум лицам (ч.3 ст.109 УК РФ).

Право на прощение

На вопрос судьи Виктора Сторчакова подсудимый пояснил, что признаёт вину полностью и раскаивается. Он просил рассмотреть дело в особом порядке – без исследования доказательств, что даёт право получить не больше 2/3 от максимального наказания.

Психиатры при проведении экспертизы нашли у мужчины небольшие нарушения, которые, впрочем, не мешали ему осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Он признан вменяемым и может отвечать за свои действия перед законом, зачитал гособвинитель.

Об особенностях мужчины было известно с детства, из-за них он учился в специализированной школе. К 34 годам Владимир П. не обзавёлся семьёй и детьми, он трудится разнорабочим на стройке.

Отвечая на вопросы прокурора, Владимир признался, что в ночь трагедии выпил четыре литра пива и полбутылки водки. Мужчина уверенно ответил: если бы не был так пьян, не забыл бы тлеющую сигарету на диване, пожара бы не произошло.

Когда прокурор стал уточнять у Юлии имена мамы и дочки, женщина не смогла сдержать слёз. Но тут же постаралась успокоиться и заявила суду, что претензий к родному брату не имеет, просила не лишать его свободы.

– Как вы считаете, какое наказать в этой ситуации будет справедливым? На усмотрение суда, строго, нестрого? – спросил Сергей Кривошеев

– Нестрого, – тихо ответила женщина.

– Вам причинён моральные вред. Как-то он его заглаживает – приносил вам извинения?

– Квартиру восставляет. Он просил у меня прощения.

– Вам достаточно этого достаточно?

– Я даже не знаю, что сказать

– Квартиру восстанавливает – это он возмещает материальный вред, а я спрашиваю о моральном ущербе, который вы можете требовать в денежном эквиваленте – разъяснил прокурор и уточнил. – Вам достаточно, что он извинился?

– Да, – сказала руками Юлия и подтвердила, что не будет требовать с брата больше никакой компенсации.

В наказание за то, что его неосторожность унесла жизни двух человек, Владимиру грозит до 4 лет колонии. Закон при этом неумышленном преступлении также предусматривает такие виды наказания, как ограничение свободы или принудительные работы. Так как потерпевшая просит строго брата не наказывать, он может получить минимальный срок и остаться на свободе.

Фото с места пожара предоставлено СУ СКР по Воронежской области

Ещё по теме

Читайте также