5 °C
70.6   $ 63.85
< >

«Могли потерять и сына». Воронежский врач заново пойдёт под суд за смерть годовалой малышки

Родители умершей от пневмонии девочки считают, что она погибла из-за равнодушия системы.

Оксана Грибкова 13001
«Могли потерять и сына». Воронежский врач заново пойдёт под суд за смерть годовалой малышки

Воронежский областной суд во вторник, 25 декабря, вернул на новое рассмотрение дело врача скорой помощи  Владимира Торопцева. Медика из Анны обвиняли в гибели годовалой малышки, которая умерла от пневмонии. Отец малышки Сергей Тутаев, считая, что в смерти дочери виноват не только Торопцев, счёл возможным примириться с раскаявшимся врачом. Прекращение дела обжаловала прокуратура, посчитав, что при освобождении Торопцева от ответственности, «не были учтены степень и характер общественной опасности», и решение не отвечает принципам справедливости.  Позицию надзорного органа поддержала апелляция – в итоге дело Владимира Торопцева будут рассматривать заново.

Пневмония и равнодушие

Родители погибшей малышки считают, что в смерти их дочки виноват не только врач «скорой» Владимир Торопцев. Сергей Тутаев уверен, что горе в его семье случилось из-за равнодушия и невнимательности и других медиков, ситуации во всей врачебной системе в Аннинском районе.

 Двое из троих детей Тутаевых сильно заболели в 20-х числах марта 2018 года. Вскоре после появления первых симптомов родители отвезли 3-летнего сына Диму и 1,5-годовалую дочку Соню к педиатру. Врач поставила диагноз ОРВИ и прописала малышам лекарство от жара и кашля. Лечь в больницу педиатр не предлагала.

Вечером 25 марта 2018 года Тутаевы вызвали «скорую» - у обоих детей поднялась температура до 39,2 градусов. К ним домой в село Хлебородное приехала карета «скорой». Доктор Владимир Торопцев осмотрел и послушал детей, в потом сделал сыну и дочке Тутаевых уколы жаропонижающих.  Посчитав, что здоровью и жизни малышей ничего не угрожает, врач госпитализацию не предлагал. Как позже установила судмедэкспертиза, если бы девочку стали бы лечить в этот день, она бы выжила.

Сергей Тутаев вспоминает, что после уколов детям стало немного лучше. Но на следующий день и сыну, и дочке стало плохо. Тутаевы поехали с ними в больницу. Там при рентгене у обоих диагностировали пневмонию. Уже через несколько часов Софья оказалась в реанимации, где скончалась.

– Сына утром этого дня отправили на лечение в Воронеж. Если бы его тогда не забрали в областную больницу, мы хоронили бы обоих детей. Ещё нам сказали, что помогла прививка от гриппа, которую сделали сыну, а для дочери уже не было вакцины, – рассказал Сергей Тутаев в беседе с корреспондентами «Вести Воронеж». – На следствии и в суде ничего этого не учитывалось, меня просто не слушали. А моя семья считает, что на Торопцеве только часть вины в смерти дочери, 100-процентной вины его нет. Виноваты и другие врачи, вся система медпомощи.

«Вынужденное» примирение и новый суд

Когда в Аннинском райсуде у потерпевшего Сергея Тутаева спросили, согласен ли он примириться с врачом, который не отрицал свою вину в смерти малышки, тот не возражал.  Отец девочки признался, что ему и жене было тяжело переживать эту трагедию заново.  Дочка в семье появилась после двух сыновей,  была долгожданной, любимой и полностью здоровой. После этой трагедии Тутаевы сильно беспокоятся о здоровье сыновей, и больше не лечат их в Анне, по любым вопросам обращаются за помощью в Воронеж.

Гособвинитель прокуратуры Воронежской области Лариса Малесикова поддержала в суде представление о необходимости вернуть дело на новое рассмотрение. Она отметила, что суд первой инстанции «не учёл степень и характер общественной опасности», а его постановление не отвечает принципам справедливости. 

–  Эта не кража, не та категория дел, когда возможно возместить ущерб и примириться. Речь идёт о человеческой жизни, жизни ребёнка, которая была в руках профессионала, – отметила в своём выступлении Лариса Малесикова. –  Во сколько можно оценить человеческую жизнь?  

Во время рассмотрения жалобы прокуратуры выяснилось, что ущерб семье погибшей девочки врач не возмещал, её маму не признавали потерпевшей.  Гособвинитель отметила, что заявление о примирении с врачом «носило вынужденный характер».

Владимир Торопцев возражал прокурору.

– Сразу после того, как судмедэкспертиза установила мою вину в смерти девочки, я встретился с её отцом, извинился и предложил компенсировать ущерб. После этого я не раз звонил их семье, предлагал помощь, пытался решить вопрос. Но они никак не откликнулись – выступил в суде Владимир Торопцев.  – Я никогда ни от кого не бегал. Я не настаивал, чтобы это не посчитали давлением на потерпевших. Но с моей стороны было всё сделано, чтобы как-то загладить вину.

Врачом Торопцев отработал больше 20 лет, сейчас продолжает трудиться на «скорой».

– На момент осмотра девочки никаких признаков тяжёлой болезни, диагноза, который поставил потом патологоанатом, не было, – уверил доктор.  

Медик и его защитник Сергей Сбоев просили суд оставить постановление суда без изменения.

– С моральной, медицинской и юридической точки зрения это очень сложное дело. Но все основания производства по делу имеются. Хотя судмедэкспертиза и установила вину врача, но в деле много нюансов. Если во всё разбираться, то нужно новое расследование, – отметил адвокат. – Согласие потерпевшего о примирении сторон было принято добровольно. Часть вины моего подзащитного есть, но полностью причинно-следственная связь действий врача и смерти ребёнка не доказана.

Тутаевы оставили решение вопроса о возврате дела в районный суд обратно «на усмотрение суда». Однако потерпевший пояснил, что, если прокуратура настаивает, то нужно разбираться. Когда облсуд принял решение о возврате дела в районный суд, Тутаевы смирились, что им придётся заново переживать смерть ребёнка в суде. Они не хотят, чтобы лишился свободы человек, на котором лежит лишь часть вины за смерть малышки. Ведь никакой приговор не вернёт им дочки.

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Читайте также