20 °C
73.5   $ 66.26

Революция в медицине. Как закон о допуске родных в реанимацию изменит воронежские больницы

Врачи неоднозначно оценивают новшества.

Наталья Зубкова 3648

Государственная дума на прошлой неделе в окончательном чтении приняла закон о праве родственников посещать пациентов реанимации. Для большинства больниц страны новый закон – революция в медицине, уверены общественники. Впрочем, в ряде воронежских больниц в палаты интенсивной терапии пускали родных и раньше, а в некоторые, говорят врачи, не пустят и после принятия нового закона. Как выглядит посещение в реанимации сейчас и почему, по мнению врачей, это не всегда лучшее решение, корреспонденты «Вести Воронеж» выяснили в Воронежской областной больнице.

Анатолий Воронцов с женой в реанимации дежурят регулярно – даже немного помогают врачам. Дочь прикована к постели, периодически состояние ухудшается, и девушку отправляют в палату интенсивной терапии.

– Я не мешаю, может быть, даже с сёстрами совместные мероприятия, помогаем им, где-то может, что-то подержать, приподнять, – рассказал отец пациентки Анатолий Воронцов.

Таких, как Анатолий, рассказывают врачи, меньшинство. Как правило, присутствию родственников в палатах интенсивной терапии здесь не слишком рады. Причина – больные, которые находятся между жизнью и смертью очень уязвимы для инфекций, которые может принести посетитель, к тому же, родные пациентов весьма эмоциональны и часто больше мешают врачам, чем помогают. Тем не менее, в этот блок пускают всех, если лечащий врач уверен в пользе этого визита для больного.

– Есть пациенты в психомоторном возбуждении, травма, он бредит, нарушение сознания. При появлении родственников проблески какие-то появляются, он начинает ещё больше возбуждаться. Патологии сердечно-сосудистой системы, особенно инфаркты миокарда, с нарушениями ритма больные, в данный момент, в острый период посещение нежелательно. Потому что бывали случаи, мы наблюдали в последние два года, пришли родственники, посмотрели, ушли, началась тахикардия, – пояснил заведующий отделением реанимации Николай Шмитков.

Пока закрыты для посещения палаты интенсивной терапии в кардиологии. Сюда, надеются врачи, посторонних пускать не будут – из-за строгого карантина. Куда и кому ещё можно, а что – категорически запрещено, в интервью корреспонденту «Вести Воронеж» рассказал главный внештатный хирург департамента здравоохранения Воронежской области Геннадий Кретинин.

Впрочем, рассказывают врачи, от родных, навещающих больных в реанимации, есть и определенный терапевтический эффект – особенно, у молодых супругов. Любовь, рассказывают врачи, работает лучше, чем витамины.

Читайте также