3 °C
70.41   $ 63.89

Долг в 100 млн. Как в Воронежской области вдову убитого бизнесмена лишили наследства

В мошенничестве обвинили сына коммерсанта, его друга-олигарха и троих юристов.

Оксана Грибкова 4193
Долг в 100 млн. Как в Воронежской области вдову убитого бизнесмена лишили наследства

В Железнодорожном райсуде Воронежа слушается дело, события которого могли бы лечь в основу детективной драмы. В 2013 году при загадочных обстоятельствах в Коста-Рике убили бизнесмена Владимира Григоренко. Его жену Ирину Коробову лишили наследства через фиктивный долг в 100 млн рублей.

Вдова бизнесмена описала в суде кошмар, начавшийся в её жизни после гибели супруга. Рассказала о том, как после ареста недвижимости, могла вместе с сыном оказаться на улице. Однако женщина добилась следствия, которое доказало – всё наследство прибрал к рукам сын супруга от первого брака. Однако мужчина не смог им воспользоваться из-за ареста, который наложили на всю недвижимость  в рамках расследования.

Игорь Григоренко остаётся в Коста-Рике, а в Воронеже по обвинениям в мошенничестве с ущербом в 50 млн рублей судят трёх помогавших ему юристов.

Ирина Коробова заверила, что будет добиваться наказания для воронежских судей Александра Лубкова и Виктора Ильинского, которые вынесли весьма спорные решения. Почему Ирина Коробова унаследовала несуществующие долги, и причём тут воронежские суды, разбиралась корреспондент «Вести Воронеж».

Расстрел в чужой стране

О внезапной смерти мужа Ирина Коробова узнала 11 декабря 2013 года. Ей позвонил сотрудник фирмы Владимира Григоренко и сообщил, что тот погиб. За две недели до этого Ирина проводила супруга в Коста-Рику. Он планировал вернуться в Москву перед Новым годом. Владимира Григоренко позвал отдохнуть от дел сын Игорь, устроивший в Коста-Рике туристический бизнес.

– Я лежала в больнице, за день до этого мне провели серьёзную операцию. Из-за состояния здоровья я не смогла срочно выехать за границу. Никто мне не говорил, что случилось с мужем. Игорь, которому я звонила десятки раз, не брал трубку, – вспомнила Ирина Коробова в суде. – Когда я дозвонилась консулу, та очень удивилась. Ведь Игорь сказал, что он единственный родственник. Только после получения по электронной почте копии свидетельства о браке, консул сообщила, что моего мужа застрелили.

Жизнь Владимира Григоренко оборвалась внезапно, его убийца остался безнаказанным 

Владимира Григоренко убили отеле, где он жил во время отпуска. Бизнесмена расстрелял гражданин США, действия которого признали самообороной. Мужчина объяснил, что Григоренко вёл себя агрессивно, и ему пришлось взяться за оружие. Ему поверили и отпустили.

Ирина Коробова, которая прожила с бизнесменом 12 лет, отказалась верить в версию силовиков Коста-Рики. Она говорит, что Григоренко никогда не был агрессивным, вёл себя со всеми мирно и спокойно, даже голос не повышал. Подчинённые Владимира Григоренко показали вдове переписки с ним незадолго до смерти, где коммерсант делился, что опасается за свою жизнь. Ирина Коробова добивалась расследования убийства Владимира Григоренко от российских властей, но безрезультатно. Ей ответили, что оценку действиям гражданина США уже дали судебные органы Коста-Рики. 

Тогда же, в декабре 2013 года, супруга погибшего бизнесмена боялась пропустить его похороны.

– Игорь просто издевался. Я ему звонила десятки раз, чтобы узнать, где и когда будут хоронить моего мужа. Но получить эту информацию не могла, ездила по аэропортам, чтобы узнать, когда привезут тело, – пояснила Коробова во время допроса.

История одной семьи

На заседании суда потерпевшая подробно рассказала об отношениях внутри своей семьи. Владимир Григоренко женился на Ирине Коробовой в 2009 году. К тому времени мужчина был вдовцом. Первая супруга бизнесмена погибла в аварии незадолго до запланированного переезда в Испанию. Григоренко долго к нему готовились – учили язык, продали бизнес в Москве, купили дом и землю. За границу уехала семья сына Игоря.

Исполнять мечту без жены Владимир Григоренко отказался и остался в Москве. С нуля начал новый небольшой бизнес и встретил Ирину.

–  Когда Игорь понял, что я не просто увлечение отца, что я всерьёз и надолго, начал манипулировать. Муж отдал ему всё имущество в Испании, а потом уступил и поместье в Подмосковье. Я видела, что всё это рвёт мужу сердце в клочья. Он был довольно жёстким человеком в бизнесе, но сын оказался его ахиллесовой пятой. Получив всё, Игорь надолго исчез из нашей жизни, если не считать дежурных поздравлений с днём рождения и Новым годом. Мы жили тихо и спокойно, пока у Игоря не появились долги, – рассказала Ирина Коробова.

Игорь Григоренко устроил бизнес по организации VIP-отдыха за границей

Выяснилось, что Игорь заложил полученное от отца поместье в Подмосковье под кредит в 2 млн долларов. Говорил, что вложил их в стройку коттеджного посёлка. Заём выплачивать не смог, продать загородный дом тоже не получилось, в итоге он отошёл банку.

Ничего не осталось и от активов Игоря Григоренко и в Испании. Сам он отправился жить на Сейшельские Острова, а потом в Коста-Рику.

– Между мной и Игорем росла взаимная неприязнь, но открытого конфликта не было. Муж всегда был дипломатом и считал, что худой мир лучше доброй ссоры. Понимая моё отношение, Владимир Леонтьевич старался не разговаривать со мной про Игоря. Но я знала, что он помогает сыну, чем может. Просила мужа общаться с ним реже, говорила: «Он тонет и тянет за собой тебя». К сожалению, я оказалась права – если бы муж не поехал к нему в Коста-Рику, то остался бы жив, – уверена потерпевшая.  

По словам Ирины Коробовой, во время похорон Игорь ей сказал на кладбище: «Всё, что осталось от отца – моё». После похорон он передал за свои долги фирму Владимира Григоренко другому человеку.

Воронежский след

В январе 2014 года Ирина Коробова получила повестку в суд, где узнала о заявлении на развод. Выяснилось, что его подал от имени Владимира Григоренко адвокат, с которым женщина видела пасынка на кладбище. Заявление поступило в суд на следующий день после смерти бизнесмена.

– Я не могла даже доказать суду, что мой муж умер. Консул передала для меня свидетельство о смерти мужа с Игорем Григоренко, но тот мне его так и не отдал. При мне судья звонила адвокату, который сказал, что ничего не знает о его смерти. В итоге всё разрешилось, когда судья сделала запрос на кладбище, – пояснила Коробова.

Такими же сложными путями вдова через Министерство иностранных дел достала свидетельство о смерти и узнала, у какого нотариуса Игорь Григоренко отрыл наследственное дело, вступила в наследство. От Владимира Григоренко осталась три квартиры – в Москве, Подмосковье и Волгограде, дом в Подмосковье и земельный участок, несколько машин. Предполагалось, что сын и вдова поделят всё поровну. Что Ирина Коробова и предложила сделать представителю Игоря Григоренко, но тот так и не вышел на связь.

Весной 2015 года Ирина Коробова узнала, что её имущество арестовано по решению третейского суда, расположенного в городе Анне Воронежской области. Через несколько месяцев и вовсе выяснилось, что Ирина Коробова оказалась должна 50 млн рублей как наследница Владимира Григоренко, такую же сумму взыскали с Игоря Григоренко. Это решение вынес Аннинский районный суд.

Ирина Коробова сразу поняла, что её муж ничего не знал о существовании воронежского райцентра Анна 

– Мой муж не имел никакого отношения к Воронежской области. Он никогда не брал в долг. Я не знала Евгения Новоселецкого, у которого Владимир якобы занял 100 млн рублей. С самого начала была уверена, что это ложь. И сразу поняла, что всё это связано с Игорем, – объяснила Ирина Коробова.

Ирина Коробова отметила, что всё имущество, оставшееся от Владимира Григоренко, стоило гораздо меньше 100 млн рублей. Когда вдова оспаривала долг в суде, представитель Игоря Григоренко предложил ей всё переоформить на пасынка, чтобы тот сам расплатился с долгами.

– Адвокат сказал мне что, у Игоря есть все ресурсы. Это оказалось правдой, потому что все суды я проиграла. Долгое время мне отказывали и возбуждении дела, ссылаясь на гражданские отношения. Хорошо, что живу в Москве, поэтому смогла постоянно ходить на личные приёмы руководителей ведомств – была в Генпрокуратуре, в МИД, в МДВ, в Следственном комитете, – рассказала Ирина Коробова. – У меня не было иного выхода. Ведь из-за липового долга нас с сыном могли лишить единственного жилья.

После многочисленных приёмов и участия Ирины Коробовой в программе на телевидении, чтобы в МВД возбудили дело о мошенничестве, но там его не расследовали год. В 2017 году дело передали в воронежский Следственный комитет, сотрудникам которого за полтора года удалось распутать сложную цепочку с появлением долга в 100 млн рублей. К тому времени всё, что осталось от Владимира Григоренко, получил его сын Игорь.

Пошаговая схема

Согласно обвинению, наследство у Ирины Коробовой похитил Игорь Григоренко с помощью друга-олигарха из Белоруссии Евгения Новоселецкого и трёх юристов Александра Саликова, Дениса Казакова и Евгения Тяжкова.   

Если опираться на показания Ирины Коробовой и материалы дела, которые она предоставила «Вести Воронеж», всё это происходило в несколько шагов.

Шаг первый. Игорь Григоренко попросил своего приятеля тамбовского юриста Александра Саликова придумать, как лишить наследства вторую жену отца. Тот предложил использовать фиктивный долг. Для достоверности нужен был человек, у которого на самом деле могло бы быть 100 млн рублей. У Игоря нашёлся такой друг, белорусский олигарх Евгений Новоселецкий, который по его просьбе подписал все бумаги.

Белорусский олигарх не мог отказать другу в помощи

На сайте организатора VIP-рыбалки Игоря Григоренко на фотографиях и сейчас можно найти и Саликова, и Новоселецкого во время отдыха.

Тамбовский юрист Александр Саликов на рыбалке у Игоря Григоренко

Шаг второй. Александр Саликов обратился к знакомому юристу из Воронежа Евгению Тяжкову, который, вероятнее всего, имел связи в судах Аннинского района. По данным расследования, он подготовил датированный мартом 2012 года договор займа на 100 млн рублей между Владимиром Григоренко и Евгением Новоселецким, дополнительное соглашение о рассмотрении споров в Аннинском районе, договор уступки долга Новоселецким Денису Казакову. Новый кредитор работал в фирме Александра Саликова.

Евгений Тяжков также выступил председателем несуществующего третейского суда, который весной 2015 года арестовал всё имущество Ирины Коробовой.

Шаг третий. После Евгений Тяжков подал иск от имени Дениса Казакова в мировой суд Аннинского района к наследникам Григоренко на 47 тыс. рублей (суммы до 50 тыс. рублей взыскиваются в мировых судах по упрощённой процедуре). Мировой судья Александр Лубков, как и положено, назначил экспертизу подписей договора займа. О том, как рассматривалось это гражданское дело, есть показания работников суда. Кто доставил документы и образцы на экспертизу, установить так и не удалось.

Позже почерк Владимира Григоренко сличали с образцами, которые предоставила его вдова, и экспертиза поставила под сомнение подлинность этого исследования. Получив результаты экспертизы, Казаков увеличил свои исковые требования. Так дело с результатом почерковедческой экспертизы в пользу Казакова перешло в районный суд. 

Судья Виктор Ильинский на основании экспертизы из мирового суда 1 июля 2015 года постановил взыскать с Игоря Григоренко и Ирины Коробовой 100 млн рублей в счёт долга Владимира Григоренко.

Вдову не извещали об этом суде. На следствии выяснилось, что в уведомлении о заседании кто-то написал её фамилию за неё. Интересы второго ответчика Игоря Григоренко представляла юрист той же тамбовской фирмы, где работал Денис Казаков. Она приходится дочерью Александру Саликову. Представитель заявила в суде, что Игорь Григоренко знает о долге отца и признаёт его.

Шаг четвёртый. Пока Ирина Коробова оспаривала постановление суда, Денис Казаков уступил право требования 100 млн рублей Александру Саликову. В Тамбовском суде он потребовал ареста имущества должницы Коробовой на тот случай, если постановление Ильинского отменят в Воронежском облсуде. Однако этого не случилось, решение утвердили.

Тогда иск отозвали, и Александр Саликов вернул право требования долга Денису Казакову. В 2016 году юрист передал это право Игорю Григоренко, который смог претендовать не только на имущество погибшего отца, но и на всё, что есть у его вдовы. Воспользоваться правом на недвижимость Григоренко не удалось, так как следователи СКР арестовали через суд спорное имущество на время разбирательств. 

Спустя шесть лет

Успешное расследование дела дало Ирине Коробовой надежду. Без него никто не мог поставить под сомнение вступившее в законную силу решение суда о взыскании 100-миллионного долга.

Воронежский юрист Евгений Тяжков, на котором, согласно обвинению, держалась вся документальная часть схемы, больше года провёл в СИЗО и не отрицает своей роли в этой истории. Тамбовчане Александр Саликов и Денис Казаков также не смогли опровергнуть те доказательства, которые представило следствие.

Игорь Григоренко продолжает жить в Коста-Рике. Воронежским следователям не удалось добиться экстрадиции обвиняемого в Россию.

Олигарха Евгения Новоселецкого, у которого появились проблемы с законом на родине, не выдали белорусские власти. А потом и вовсе произошло непоправимое – в январе 2019 года Новоселецкий погиб в ДТП под Минском из-за выбежавшего на трассу лося.

Судья Виктор Ильинский в ноябре 2018 года покинул должность по собственному желанию.  

–  Четыре с половиной года моей жизни ушло на хождения по инстанциям и суды. К Воронежской области из всех участников этой истории имеет отношения лишь юрист Евгений Тяжков, у которого были связи в судах Аннинского района. Поэтому там и вынесли такие решения, – пояснила Ирина Коробова корреспонденту «Вести Воронеж». – Я считаю, что судьи тоже должны быть наказаны. Пока же, насколько я знаю, привлечь их к ответственности не даёт Высшая квалификационная коллегия судей, с разрешения которой возбуждают дела против судей. Я буду добиваться, чтобы это произошло.

Фото из открытых источников и архива Ирины Коробовой

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Загрузка...

Читайте также