< >

Против вырубки садов и за сохранение театра. За что воронежцы боролись в Интернете

Петиции горожане создают часто, но большая часть протестов не дает результатов.

Анна Авдеева Вести Воронеж 4660

Фото: Вести Воронеж

То бурно за, то категорически против – воронежцы активно выступают в Интернете по острым городским вопросам и одну за другой создают петиции. Высказываться именно таким образом стало очень популярно. И каких только требований не было за последние годы. Но, как правило, все они остались без результата. Тогда есть ли петициях смысл и можно ли вообще с их помощью достучаться до властей, смотрите в специальном репортаже «Вести Воронеж». 

Новость, которая шокировала весь Воронеж: тарифы на ЖКХ могут поднять сразу 9,1%. Недовольные комментарии в социальных сетях быстро переросли в петицию с требованием не допустить взрывной рост цен. И, между прочим, она стала самой популярной за всю историю таких голосований в Воронеже – почти 16 тыс. подписей.

– Мы считаем это предложение антинародным, а депутатов, поддержавших его, врагами народа. В этой петиции мы требуем не повышать платежи за ЖКХ более чем на официальную величину инфляции за расчётный период, – говорится в петиции.

Поможет ли это, пока не ясно. Но воронежский обмудсмен Сергей Канищев все же направил в прокуратуру обращение, чтобы правоохранители проверили законность такого решения депутатов.

Параллельно воронежцы начали протестовать против введения системы QR-кодов. Правда, подписи решили собирать лично и затем сразу 1,2 тыс. голосов активисты принесли в облправительство.

– Если у нас вакцинация строго добровольная, так для чего тогда введены QR-коды? Вот мне очень интересно, что это за разделение? И если по действиям правительства вакцинация у нас принудительная, зачем тогда подсовывают добровольное согласие на медицинское вмешательство? – интересовались они.

Приёма у губернатора активисты не добились, их позицию выслушали, но QR-коды всё равно ввели.

А одним из самых долгих и громких сопротивлений воронежцев было против строительства крематория. Борьба шла с 2017 года. Были и митинги, и петиции. Активисты доказывали: работа крематория будет вредить жителям соседних жилых комплексов.

– Никому не будет приятно жить рядом с крематорием. Окна многих жителей будут выходить на крематорий, люди каждый день будут видеть трубу, зная, что опять кого-то кремируют. Это будет негативно сказываться на психофизиологическом состоянии населения, – утверждали недовольные.

Но крематорий всё же построили, он работает уже почти два года. А здание вообще признали лучшим архитектурным сооружением 2020 года среди общественных сооружений в стране, по данным профильного издания «Интерьер и Дизайн».

Примерно так же долго и так же безуспешно воронежцы борются с платными парковками в центре города. Более 5 тыс. подписей под петицией. А противники этой идеи до сих пор обсуждают стоянки в специальном сообществе в соцсетях.

– Люди продолжают отстаивать свои права в судах. И у нас много положительных решений в пользу горожан. Система платных парковок законодательно в полном объёме не отработана, много пробелов. Плюс человеческий фактор и сбои в программном обеспечении, участились случаи, когда штрафы приходят даже тем, кто оплатил парковку, а также тем, кто стоял вне зоны действия знака «Платная парковка». К нам таких граждан обращается очень много, – говорит адвокат Геннадий Пешков.

А вот защитники яблоневых садов не ограничились онлайн-петицией. И несмотря на то, что проект застройки этой территории уже есть, и уже понятно, что здесь будут жить более 20 тыс. человек, а это явно в разы больше, чем всех местных защитников сада, они все равно не сдаются, и твердо уверены, что ситуацию ещё можно изменить.

– Большая работа идёт: обращения собираются, пишутся, подписи собираются, проводятся опросы. То есть мы видим, что многие люди всё равно хотят, чтобы здесь был парк. Это лёгкие города, если их вырубят, то мы лишимся лёгких, – говорит один из защитников яблоневых садов Владислав Тищенко.

Прибавляют им уверенности защитники Северного леса, им удалость собрать 6 тыс. подписей и привлечь внимание чиновников к тому, что на территории, очевидно, проводили подготовительные работы к застройке. А теперь там готовятся к благоустройству парка. 

– Мы, активисты, настояли на проведении лесопатологического исследования, которое показало, что на самом деле лес существует, что там есть проблемные куски, что нужно заниматься лесовосстановлением, - рассказал воронежец Алексей Шляев.

Активисты считают этой победой, хотя, учитывая охранный статус земель, построить здесь что-либо нельзя в принципе. Похожая история произошла с театром оперы и балета. После информации о том, что здание могут снести и заново построить, сразу же появилась петиция и 12 тыс. подписей. Но здание на месте. И не потому, что его защитники победили, а потому что денег на реконструкцию просто нет.

– Петиции не являются панацеей, то есть. если вы считаете, что у нас есть такая проблема, мы создадим петицию, соберём 100500 голосов, и власти к нам прислушаются, то нет. Это всего лишь один из инструментов гражданского общества, которым тоже можно пользоваться. Если есть общественный резонанс, то неважно, обязаны власти рассмотреть или не обязаны. Если они видят, что действительно людей это волнует, то они это рассмотрят, – объясняет активист Виталий Иванищев.

Пожалуй, чуть ли не единственным более-менее удачным примером полезности петиций можно считать реконструкцию кукольного театра. Когда со здания сняли старый камень, дочь главного архитектора театра, а также те, кто участвовал в проектировании, потребовали контроля над выбором материалов и ход работ. Добиться этого удалось из-за массовой огласки, которую получила эта история.

– Писали не только воронежские СМИ, но и московские. В общем, много было людей, которые вступили в этот процесс, и это позволило принять участие в выборе камня, в отборе фасадного декора, – рассказала дочь главного архитектора театра кукол Николая Топоева Анастасия Топоева.

Вообще, правильный инструмент для петиций – это сайт «Российская общественная инициатива». Правда, для того, чтобы голосовать там, нужно иметь подтвержденный аккаунт на «Госуслугах». И не менее важно набрать 100 тыс. подписей, чтобы власти рассмотрели инициативу. Это очень много. По данным активистов, за первые три года работы портала было создано около 8 тыс. петиций, нужное количество голосов набрали лишь 23. К тому же, рассмотрение – совсем не значит удовлетворение. Впрочем, другие площадки вообще не имеют юридической силы.

– Любая петиция на  Change.org, в Facebook, в социальных сетях или на любом сайте не порождает никаких юридических обязательств органов исполнительной власти. Если мы говорим об обязательствах, то единственный способ выразить свою волю у граждан – это выбрать своего представителя, отправить его в органы государственной власти, и он там будет этого гражданина представлять, – объяснил юрист Александр Мазалов.

Это значит, что в любой непонятной ситуации нужно вспоминать, кто представляет ваши интересы в органах власти, то есть  депутатов. И чаще приходить к ним в приёмные, и заставлять их рассказывать чиновникам о том, что волнует людей. 

Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях Подпишитесь на Youtube-канал

Читайте также