< >

В похоронном деле – бардак. Воронежцам назвали главные проблемы городских кладбищ

Среди них – дефицит мест.

Елена Гончарова Вести Воронеж 5053

Фото: Вести Воронеж

Место на последнем работающем воронежском кладбище вот-вот закончится, участок для нового власти так и не нашли, в похоронном деле – бардак. К таким выводам пришли аудиторы Контрольно-счётной палаты, проверив, как работает администрация воронежских погостов. Что с этим делать, разбирались в среду, 21 декабря, депутаты городской думы и корреспондент «Вести Воронеж».

Итак, КСП изучила работу Администрации городских кладбищ и Воронежского похоронного бюро. Нарушений нашли – целый список. В основном незначительные: нет дорожек, схем, указателей. А в книгах регистрации захоронений не хватает записей о похороненных.

Есть и более серьёзные претензии. Например, на Коминтерновском мемориальном кладбище обнаружились аж 27 новых захоронений. Кто разрешил – непонятно. Тем временем отстранённый от работы глава той самой Администрации городских кладбищ Андрей Хаустов сейчас под уголовным делом. За полмиллиона рублей он якобы пообещал разрешить похороны на другом закрытом кладбище – Юго-Западном.

Впрочем, депутаты в этом ничего особенного не увидели, а нарушения считают формальными.

– Это не какой-то там криминал, что кого-то там похоронили, не уведомив, не сообщив. Вы понимаете, прошедшие годы были очень тяжёлые для работы кладбищ, большое количество умерших в ковидное время. Поэтому по первичной информации, на наш взгляд, это технические ошибки, –  заместитель председателя Воронежской городской Думы Олег Черкасов.

Между тем аудиторы выяснили, что качество услуг, которые оказывает Воронежское похоронное бюро, никто не контролирует. И это, уверены в КСП, создаёт условия для коррупции.

Интересно, что похоронное бюро, одним из учредителей которого является мэрия Воронежа, своими доходами с ней делиться отказывается. В 2020 году компания перечислила в бюджет 57 тыс. рублей. В 2021 – ни копейки. В 2022 – тоже не собирается. Говорят: ждём убытков. Видимо, воронежцы перестали умирать. Хотя по статистике не похоже – в 2022 году смертность в Воронеже превысила рождаемость в 1,5 раза. Куда исчезают деньги – депутаты обсуждать не стали.

При этом, пожалуй, главная проблема – дефицит мест на кладбищах. На закрытых можно только подзахоранивать в уже существующие могилы родственников. Открыто только одно – Берёзовское. И его ресурсы почти исчерпаны, признают власти. Правда, на сколько их хватит, оценки расходятся. В думе говорят: от года до двух, в мэрии считают, что на четыре. В общем, время на поиск участка есть. Между тем, дело это непростое.

Участок должен быть большим – до 40 гектаров. Он не должен располагаться на берегах рек и озер, а также в зонах охраны систем централизованного водоснабжения. Не должен затапливаться при паводках, а грунтовые воды должны быть ниже 2 метров от поверхности земли.

Обязательное требование – соблюдение санитарно-защитных зон. Для таких больших, как Берёзовское, и каким будет новое, – это 1 км. Ближе не должно быть поликлиник, санаториев, спортивных объектов, медицинских и культурных учреждений и жилья.

Жильё – это, пожалуй, главный камень преткновения. В этом году мэрия под давлением горожан отказалась от планов создать новый погост по соседству с Семилукскими Выселками – категорически против выступили дачники. И другого подходящего участка мэрия пока так и не нашла. Весной КСП проверит администрацию кладбищ ещё раз.

Читайте также