14 °C
73.98   $ 66.78

Рогозин назвал зарплату на Воронежском мехзаводе «диверсией», а что думают сами рабочие?

12085
Рогозин назвал зарплату на Воронежском мехзаводе «диверсией», а что думают сами рабочие?

Слабая культура производства и низкая заработная плата работников на Воронежском механическом заводе – вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин именно в этом видит причину отзыва из-за выявленных технологических проблем двигателей второй и третьей ступеней ракет-носителей «Протон-М».

Более того, Рогозин назвал диверсантами тех, кто платит рабочим крайне низкую зарплату:

«Культура производства там крайне слабая. Она страдает, я в этом лично убедился. Этот завод должен быть перевооружен в первую очередь. Я вчера подписал поручение Роскосмосу проанализировать все критически важные с точки зрения безаварийности производства — ракетоносителей, двигателей, различных комплектующих, агрегатов, систем управления, а также космических аппаратов, которые должны бесперебойно и долго работать на орбите.

Выявить все узловые моменты на производстве и людей, которые фактически соприкасаются с этой техникой и имеют к ней отношение. Если эти люди получают по 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Вот и ответ. Диверсанты те, кто не платит таких денег этим людям», – цитирует Рогозина РИА Новости.

Ответил он и на вопрос журналистов, может ли диверсия быть причиной подмены документации. Из-за чего, собственно, и произошла неполадка при запуске ракеты «Протон-М». «Такие версии, как террористическое воздействие, диверсия или попадание метеорита прямо в голову, конечно, имеют место и право на существование», – заметил Рогозин. «Но мы руководствуемся больше полученным опытом общения с подобного рода производствами», – добавил он.

Около двух лет назад – в декабре 2014 года – воронежский журнал «Глаза» опубликовал большое интервью под заголовком «Гордость, оставшаяся за кормой. Мехзавод глазами «винтиков»».

Журналистам удалось поговорить с сотрудниками предприятия и выяснить: каково работать там простому рабочему и инженеру. Герои статьи побоялись раскрывать свои настоящие имена. Виктор работает на мехзаводе токарем, а второй собеседник – инженер-технолог – решил представиться ником Bionicman (как пояснил парень, это означает «искусственно выращенный»).

Авторы статьи спросили: есть ли на заводе какая-то стимуляция трудовой деятельности? Если сделаешь за рабочий день/месяц больше нормы, получишь повышенное вознаграждение?

Bionicman: Лично у меня нет. У моих коллег, которые проработали несколько лет, – есть. Но деньги, выделяемые на премию, ограничены по всему заводу, и даже при перевыполнении плана можешь получить или меньше того, на что расcчитывал, или вовсе никакой прибавки не получить.

Виктор: Никакой стимуляции трудовой деятельности нет. Если сделали больше, этого никто не заметит. Вроде, так и должно быть. Премии от этого никогда не бывает.

Героям задали вопрос: часто ли сотрудники покидают завод, поняв, что такая работа не для них?

Bionicman: По рассказам моих новых коллег, до меня было много таких. Увольнялись, в основном, из-за ужасного соотношения обязанности/зарплата.

Виктор: Да, очень много парней, приходили на завод, но, поработав несколько месяцев, по разным причинам уходили. Кому-то не нравились условия труда, кому-то зарплата.

По словам сотрудников завода, их зарплатные ожидания от работы на предприятии не оправдались.

Bionicman: Нет, обещали одну зарплату, оформили с гораздо меньшей. Тринадцатой зарплаты нет, премия тоже не постоянный «множитель». Есть профсоюзные скидки в определённые места отдыха, но туда даже даром 10 раз подумаешь: ехать или нет.

Виктор: Средняя зарплата на заводе составляет 17 тыс. рублей. Чтобы сейчас жить, семье из 3 человек с маленьким ребенком нужно получать не менее 30 тысяч. Конечно, я не совсем доволен своей зарплатой. Когда устраивался, мне в отделе кадров такие басни рассказывали, что все ванильно и розовые пони вокруг скачут.

Как рассказал собеседник журнала «Глаза», на заводе изношено оборудование и не хватает инструментов.

Виктор: Много моментов, которые напрягают. Морально изношенное оборудование, которое рассыпается прямо на глазах. Недостаток необходимого инструмента. Приходится самому всё на ходу перетачивать, переделывать и как то выкручиваться. Полное игнорирование рабочего класса нашим руководством. Начальство не интересует, чем и как будет делаться деталь, ему тупо нужно, чтобы всё было исполнено в срок.

Все стапеля для двигателей, пресс-формы и штампы мы делаем на станках 84 года (не самые старые кстати). Организации производства никакой, инструмент проще самому купить… А они рассказывают мне в фильме о том, как хорошо развивается завод. Конечно, такие цеха есть, где новые станки, но это далеко не весь завод.

Слушая рассказы старших коллег о том, как здесь было 20-30 лет назад, понимаешь, что всё это профукали люди, продвинутые в руководство по блату. Проработав здесь несколько лет, я и сам это вижу – с каждым годом становится всё хуже.

ССЫЛКА НА ИСТОЧНИК

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Читайте также