понедельник, 18 февраля
-2

Бесхозная красота. Как в Воронежской области разрушается уникальная советская мозаика

Сильнее всего пострадала картина в Таловском районе.

Советское наследие рассыпается на куски. В регионе исчезают мозаичные панно. Сильнее остальных пострадала картина в НИИ имени Докучаева в Таловском районе. По сути, оказавшись никому не нужной. Похожая ситуация и в Воронеже. В городе осталось всего семь панно.

Часть мозаики осыпалась из-за погодных условий, а часть цветных стёклышек разобрали местные. Восстанавливать и содержать уникальное панно некому – оно уже почти 30 лет как бесхозное.

– В то время находились средства, чтобы украсить наш небольшой посёлок, кроме многих уникальных вещей эта стена тоже очень впечатляла. Когда оно появилось, я была школьницей, это хорошо помню. Просто сейчас, с течением времени, понимаешь, что такие вещи очень нужны. Я, конечно, дала бы деньги на её восстановление, уж какую сумму, я пенсионер, но всё равно, если бы был такой клич, я бы поучаствовала, – призналась уроженка посёлка Каменная степь Галина Гапонова.

Великая мозаичная стена, как её прозвали в Каменной Степи, появилась в 70-х для украшения исследовательского института имени Докучаева. Панно – своеобразная визитная карточка научного посёлка, поэтому в его дальнейшую судьбу решила вмешаться районная власть. Но чтобы заняться его реставрацией, необходимо оформить массу документов.

– Рассматривается вопрос о принятии данного объекта в муниципальную собственность. Понятно, что в соответствии с действующим законодательством это займёт немалый промежуток времени. И затем уже, при оформлении данного объекта в муниципальную собственность, при наличии финансовых средств, будет рассматриваться вопрос о ремонте данного мозаичного панно, – рассказала заместитель главы администрации Таловского района Светлана Дубовая.

Пока судьба одного панно вроде бы определена, десятки других в регионе медленно разрушаются. В Воронеже сейчас таких произведений советского искусства осталось всего семь. Большие и маленькие, внутри зданий и снаружи, и даже в подземных переходах.

Все они сделаны в 70-80-х. У каждого из них своя история появления, но история исчезновения может быть одинаковой. Например, в управе Центрального района считают, что за панно в переходе у Петровского сквера ухаживают местные предприниматели, но они, судя по всему, об этом не догадываются:

– У нас для этого специальные люди есть, что вам от меня надо?

– А расскажите про людей, какие ухаживают?

– Вы знаете, я пришла на работу. Меня не волнует ничего больше. Но я думаю, вас также не волнует, что там, где там убирается.

Художник-монументалист Юрий Утенков о своём детище – мозаике «Луна и Солнце» на фасаде детского сада – может рассказывать часами. Но ещё дольше – ругать людей, которые портят панно. Рассказывает, в советские времена такое творчество было единственным способом хоть немного выйти за рамки типового строительства и добавить зданиям индивидуальности.

– Вот такие придуманы были два крыла, ведь дети приходят – им типовое не нужно. Им нужно яркое, образовательный момент, и воспитательный, и художественный. Тема такая простая вроде бы, но я гарантию даю, что нигде больше такой нет. То есть, по исполнению, по задумке, по пластике, по решению, по входу в архитектуру – она очень органично вошла этими крыльями и сделала этот садик индивидуальным из типового, – пояснил художник-монументалист Юрий Утенков.

Художник уверяет, сохранить то, что есть – можно. А вот восстанавливать те фрагменты, которые уже утрачены, теперь будет не так дёшево, как в советские времена. Все краски и ту же смальту, из которой состоит панно, даже студенты теперь закупают за границей.

В современной архитектуре подобного не встретишь. Максимум, на что идут застройщики – разноцветные дома, но всё же – однотипные. Только недавно архитекторы снова начали думать о красоте, как например, в новом «квартале художников». Стены здесь расписаны в стиле авангарда. Но это явление пока всё же уникальное.