16 °C
70.64   $ 63.13

Самогонщики времён «сухого закона». Как в советском Воронеже боролись с пьянством

Видеоистория города в спецпроекте «Вести Воронеж».

Коренной вопрос перестройки. Как думаете, о чём идёт речь? Так наши советские коллеги назвали сюжет о борьбе с пьянством. Пик её пришёлся на вторую половину 80-х годов.

Гостеприимно встретят, накормят, а тут даже нальют. Об этом доме в посёлке Давыдовка Лискинского района журналист Вячеслав Амелькин рассказывает особенно зловеще:

– Достаток есть. Нет только одного. Совести. Похоронили её.

Хозяин дома по меркам того времени страшный преступник – варит самогон. Дефицитный сахар для производства напитка он меряет мешками. Остальные же за парой килограммов часами стоят в очереди. Правда, к проверке правоохранителей мужчина успел подготовиться – самогонный аппарат и продукт его выхода спрятал. В доме остался лишь термос. Откуда он появился, уверяет, не знает:

– Почему в этом термосе жидкость определённая налита у вас?

– Да чёрт его знает, может дочка… Не знаю… Может, осталось.

– От чего? Как он появился у вас здесь?

– Да не знаю.

– А что вы о дочке говорили, сколько ей лет?

– Да три года…

– Три годика? Какое она тогда имеет отношение к этому термосу?

– Да может иной раз растереть…

Впрочем, хоть вины он и не признаёт, на мужчину от соседей поступали сигналы. Самогон он продавал по 10 рублей за бутылку:

– О том, что товарищ занимался самогоном, факты достоверные.

– Так что можно назвать его профессионалом в этой сфере?

– В прошлый год такого я бы не мог сказать… В этом году уже мнения сложились определённые.

Для «самогонщиков» в Давыдовке появилась даже своя доска «почёта». Тех, кто занимался запрещённым делом, прилюдно порицали. Фамилия, имя, отчество, место жительства, сфера деятельности и даже размер штрафа максимум в три средней зарплаты тут на всеобщем обозрении. Правда, это для изготовителей запрещённого продукта это не самое страшное. «При полной гласности» – девиз местной борьбы с подпольным алкоголем. Поэтому администрация поселения и правоохранители идут на крайние меры – народный суд. Мера даже получает своё название – Давыдовский опыт.

– Главное, чтобы уйдя с данного расширенного заседания, люди почувствовали, увидели силу заседания, был резонанс.

– Разговор будет, и резонанс будет. Люди неравнодушны, люди требуют. Люди требуют нашей активности в этой борьбе.

Оштрафовать и отчитать нарушителей в кабинетах местным чиновникам мало. Те, кто за незаконную деятельность уже наказан, предстают перед друзьями, соседями и знакомыми.

– Больше этого не будет. Никогда не повториться.

– А вы как думаете, можно им доверять?

– Этим людям верить нельзя. Они вступили на преступный путь. Особенно вот, как её звать, гражданка Фетисова. Гнать её, садить её надо за то, что она так нарушила наш покой, матерей, детей, нельзя этого допускать!

Покой матерей и детей нарушают пьющие мужчины – некоторые из них проходят эту медкомиссию. И если те, кто с зависимостью справился в модной одежде и с довольным лицом получают комплименты от врачей, то пьющих отправляют на принудительное лечение:

– 10 лет работы с вами – это большой срок. И мы никак не можем привлечь вас к добровольному лечению. Учитывая ваше антиобщественное поведение, учитывая, что вы долго не работаете на одном месте, учитывая, что вы отрицательно влияете на жителей посёлка, учитывая, что вы дурно ведёте себя в семье, Нина Ивановна постоянно приходит жаловаться на вас начальнику милиции, потому что вы дебоширите, потому что вы пьянствуете, потому что вы воруете деньги.

Борьбу с пьянством в Советском Союзе начинали не единожды. Первый из пяти этапов стартовал в 1918 году. Тогда на душу населения приходилось около 5 литров алкогольной продукции. Правда, уже к концу восьмидесятых цифра значительно возросла – до 18 литров на человека.

Антиалкогольная кампания Михаила Горбачева 1985 года стала, пожалуй, самой жёсткой. Если в других странах пошли путём замещения такой продукции на слабоалкогольные, газированные и сокосодержащие напитки, у нас решили действовать кардинально. Действия чиновников, рассказывают, вызвали серьезное недовольство.

– Вдвое или втрое сократился выпуск и продажа алкогольных напитков. Были снесены тысячи гектаров виноградников. Спиртное продавалось только по талонам, в определённые часы и не во всех магазинах. Их, насколько помню, было 6 или 8 на весь Воронеж. Это вызывало, естественно, мощное недовольство населения. И, наверное, послужило одной из причин того большого недовольства и привело к изменению строя с социалистического на капиталистический, – пояснил главный нарколог Воронежской области Александр Орлов.

Среди плюсов кампании стало увеличение средней продолжительности жизни. Советские мужчины за короткий период времени стали жить минимум на 7 лет дольше. Правда, после снятия запретов, стало только хуже. Конец 20 века знаменит резким скачком алкогольной зависимости и как следствие большой смертностью. Впрочем, сейчас, когда на прилавках магазинах доступен любой алкогольный продукт, ситуация, на удивление, стала только лучше. По сравнению с 80-ми количество больных алкоголизмом уменьшилось вдвое. Тех же, кто испытывает алкогольные психозы, или, проще говоря, белую горячку, тоже. Их стало почти на четверть меньше.

Читайте также