16 °C
70.9   $ 64.01

Пустыни и песчаные бури. Вырубка защитных лесополос вокруг Воронежа может обернуться  катаклизмами

Эффект от уничтожения деревьев, уверены учёные и экологи, может быть непредсказуем.

Наталья Зубкова 6472

Воронежу угрожают песчаные бури. Так считают жители Ямного и Медовки, где застройщики вырубают сосновый лес. Участок, который идёт под топор, довольно большой, те сосны, что ещё остались, растут на песке, а значит, уверены активисты, без леса неизбежна эрозия почв и пыльные бури, которые бушевали в области до войны.

Лес, рассказывают местные жители, здесь рубят почти ежедневно. А этих сосен ещё влажная древесина. Под топор идут, в основном, толстые и крепкие стволы, которые, вероятно, можно продать. Тонкие и нежизнеспособные оставляют – они упадут сами. Эти деревья, рассказывают активисты, на песках вокруг Воронежа сажали в 50-е, в рамках плана по преобразованию природы.

– Здесь создавались озёра, сеть из 14 озёр утеряна на данный момент. Задержание почв было основной целью. Эти леса были высажены руками колхозников, детей, это было через 10 лет после Великой Отечественной войны. То есть, титанический труд, – рассказала жительница Ямного Мария Харченко.

Такие лесополосы сажали по всей области. Чтобы препятствовать эрозии почв, ветрам и засухе. Дело в том, что до массового высаживания деревьев Воронежская область выглядела немного иначе. На юге региона была степь, куда ежегодно долетали песчаные бури. Песком заносило целые села. В Петропавловском районе, например, у пустыни пришлось в прямом смысле отвоевывать пространство – лес, высаженный в 50-е, единственное, что удерживает вот эти 200 гектаров от распространения песка везде вокруг.

Жители Ямного рассказывают, что их пожилые родственники ещё помнят такие же песчаные бури в самом Воронеже. И уверены, что их источником были как раз пески в районе Ямного.

– Раньше город у нас заканчивался на Донбасской улице, это был предел. Мои родственники жили как раз в частном секторе, бабушка работала в больнице. Дед вылезал в летнее, весеннее время в окно, чтобы отчистить дверь и открыть дверь, иначе песок вваливался туда. Песчаные бури секли по ногам, в волосах, везде, – поделилась воспоминаниями жительница Ямного Людмила Гладких.

Кстати, пыльные бури в Воронеже уже случались, например, летом 2016 года, как раз в Северном микрорайоне, который примыкает к вырубленным и сгоревшим лесам. Тогда ветер свалил несколько деревьев и повредил провода.

Более внушительно пыльные бури выглядят в других регионах, например, в засушливой Астраханской области и в Башкортостане.

По рассказам учёных и старожилов, пески окружали Воронеж со всех сторон – от Рамонского района до нынешнего северного, и с юга – в пойме Дона, и с востока – на левом берегу. В районе Дубовки, по рассказам воронежцев, местные жители выращивали арбузы, как сейчас в Петропавловке. Разумеется, за полвека климат изменился, а посаженные сосновые леса существенно изменили экосистему. Теперь на месте большей части этих посадок растут многоэтажные кварталы.

– Развеваемые пески засаживались сосной. Все леса, в принципе, у нас имеют вот такое искусственное происхождение. Вырубки, безусловно, повлечёт за собой опустыневание ландшафта, это возможно, если, соответственно, не будет никаких закрепительных мероприятий. Если мероприятия будут по закреплению, может быть, парки, организованы, тогда ничего такого не произойдёт, – пояснил кандидат географических наук Анатолий Горбунов.

– Роль защитных насаждений очень велика, это первое – защита от неблагоприятных явлений, второе – от антропогенной нагрузки, а самое главное – экологическая их функция. Это создание определённого микроклимата, если мы говорим про ландшафт, здесь могут происходить эрозионные процессы. Они способствуют разрушению почвенного покрова. Это может быть ветровая эрозия, это может быть почвенная эрозия, которая смывает самый плодородный слой земли, – отметил доктор сельскохозяйственных наук Вячеслав Михин.

Поскольку лес, который сейчас активно вырубают, принадлежит компании-застройщику, от появления барханов город защитят сами строители – песок прикроют бетоном и асфальтом. Но при массовой вырубке защитных лесов экосистема всё равно пострадает. Эффект, уверены учёные и экологи, непредсказуем.

Ещё по теме

Читайте также