За безнаказанность мужа-силовика. Жертва насилия из Воронежа отсудила у России 7,5 тыс евро

В Страсбурге отметили отсутствие в России защиты жертв домашнего насилия.

За безнаказанность мужа-силовика. Жертва насилия из Воронежа отсудила у России 7,5 тыс евро

Страсбургский суд увидел серьёзные нарушения прав жительницы Воронежа, рассмотрев её жалобу на отсутствие в России правовой защиты от насилия в семье. Этого решения Диана Барсова, которая не смогла добиться в Воронеже наказания для мужа-милиционера, ждала 13 лет.

Подполковник остался безнаказанным из-за истечения сроков давности, рассмотрение дела было искусственно затянуто, писала в жалобе Барсова. По решению ЕСПЧ Россия обязана выплатить женщине 7,5 тыс. евро. Но важна не компенсация ущерба, а принципиальная позиция Страсбурга об отсутствии в России законодательства о предотвращении домашнего насилия, уверен представитель заявительницы Илья Сиволдаев.

– Это постановление важно не просто из-за того, что жертва домашнего насилия получила компенсацию морального ущерба и судебных расходов. ЕСПЧ обратил внимание, что Россия должна для выполнения своих обязательств по предотвращению семейного насилия принять законодательство о его криминализации и помощи жертвам насилия, – пояснил юрист воронежского Дома прав человека Ильи Сиволдаева,

История одной семьи 

Жительница Воронежа терпела побои от своего мужа-милиционера много лет, потому что полностью от него зависела. Их ребенок часто болел, и с 1998 года Диана по несколько раз в год лежала с ним в больницах. Сама она смогла выйти работать только на неполный день. По словам женщины, выпивавший супруг часто бил ее на глазах у ребенка, выворачивал руки, заставлял извиняться. Диана Барсова постоянно жила в страхе, испытывая физическое и психологическое давление. При этом она боялась жаловаться на мужа, опасаясь остаться без средств к существованию из-за его увольнения из милиции.

Летом 2006 года Диана Барсова написала заявление о побоях. В нём женщина указала, что супруг сильно избил её кулаками по шее и голове. Её звонок в милицию ещё сильнее разозлил мужа – тот заломил женщине руки и начал душить. Приехавшие стражи порядка забрали мужчину в отдел, но, узнав, что он подполковник, опросили его и отпустили.

В больнице у Барсовой диагностировали сотрясение мозга и множественные травмы шеи, тела и конечностей. Она провела там 10 дней. Из медучреждения о её травмах сообщили в милицию.

После лечения Диана обратилась в мировой суд по делу частного обвинения о побоях. Подобные производства рассматривают за одно-два заседания, но этот процесс растянулся на 15 заседаний. То болела судья, то подсудимый был в служебной командировке. Всё это затянулось до такой степени, что прошло два года, и в августе 2008 года истёк срок давности. Дело милиционера прекратили. Районный и областной суды утвердили решение мирового суда, впрочем, признав нарушение права заявительницы на рассмотрение дела в разумные сроки.

В 2010 году Диана Барсова направила жалобу в ЕСПЧ на российское правосудие. Через пять лет Европейский суд принял её к рассмотрению, а теперь рассмотрел.

Европейский суд о домашнем насилии в России

Диана Барсова жаловалась, что не смогла получить защиту от насилия в семье, что в суде Воронежа позволили  истечь сроку давности по её делу частного обвинения. Первое дело о домашнем насилие в России рассмотрели в ЕСПЧ в июле 2019 года. Жалоба жительницы Воронежа стала второй по счёту.

– Заявительница не получила помощь государственных органов в деле частного обвинения против мужа. Ни один милиционер не помог ей собрать улики. Ни один прокурор не защитил её права в суде. Жертвы насилия в семье не получила бесплатную юридическую помощь, сама несла расходы. Ей также пришлось взять отгул на работе, чтобы присутствовать на слушаниях. Возбуждение дела полностью зависело от её решимости привлечь мужа к ответственности, – написали в решении ЕСПЧ.

Судьи ЕСПЧ назвали слишком тяжким бременем процедуру частного обвинения, когда жертва должна сама добиваться наказания для обидчика.

В случае с Барсовой государство не выполнило свои обязательства по её защите и оставила страдания безнаказанными. Затягивание процесса до истечения срока давности и «исключительно медленное» разбирательство – ответственность российского суда.

В России нет специального законодательства, направленного на борьбу с насилием в семье, нет различий между насилием в семье и такими же преступлениями со стороны посторонних лиц, отметили в ЕСПЧ.

– Существующие положения Уголовного кодекса не только оставляют многие формы бытового насилия вне сферы уголовно-правовой защиты, но и требуют, чтобы травмы определенной степени тяжести квалифицировались как публично преследуемое преступление, – раскритиковали российские законы в Страсбурге. – Суд вновь заявляет, что обязательство государства в делах, связанных с актами насилия в семье, обычно требуют от властей принятия позитивных мер в сфере уголовно-правовой защиты. Такие меры будут включать криминализацию актов насилия в семье путём введения эффективных, соразмерных и сдерживающих санкций. Привлечение к ответственности виновных в насилии нужны, чтобы такие деяния не оставались без внимания компетентных органов и для обеспечения от них эффективной защиты.

Ещё по теме

Читайте также