Клевета и угрозы. Кто писал анонимки в советском Воронеже

Видеоистория города в спецпроекте «Вести Воронеж».

Для одних – сплетни, для других – инсайдерская информация. Анонимные Telegram-каналы завоёвывают всё большую популярность. Самые известные в Воронеже – обсуждают политическую жизнь области. Впрочем, если сейчас для «анонимок» нужен смартфон, раньше – ручка, тетрадь и почта. Кто и о чём писал, а также о последствиях для анонимщиков расскажет корреспондент «Вести Воронеж» Регина Хартюнова. А мы напоминаем, если увидели в архивных кадрах себя, обращайтесь, видео предоставим бесплатно.

Воронеж 1981 года – образцовый пример неспешной советской жизни на пике застоя. Покой, судя по тону журналиста, нарушает только анонимщики и анонимные письма. Среди интересных деловых и обоснованных, якобы, встречаются тексты иного рода.

– Злопыхательные, жёлчные, обывательские по своему содержанию «анонимки», авторы которых пытаются с помощью жалоб и угроз сводить личные счёты, безответственно требовать заведомо ненужных проверок и даже клеветать на честных людей, на нашу советскую действительность, –

Одним из таких честных людей стал председатель колхоза Задонский Лискинского района. В его адрес поступило письмо с угрозой физической расправы – автора, местную жительницу, искали недолго. И стыдили всем колхозом.

Выявить анонимщицу и показать её истинное лицо, рассказывают, потребовали сами люди. И не скупились на осуждение. Времена изменились, и мы, по этическим соображениям, называть её имя и показывать лицо не станем.

– Когда ты писала это письмо, ты обдумала всё? Ведь это не слово сказать. Я сказала и всё. Ведь это письменно. Ты же знала, что могла нести за это ответственность. Обдумала или не обдумала? Надо крепко было подумать, – стыдила провинившуюся женщину односельчанка.

Адрес ещё одной некрасивой истории – совхоз Гончаровский Подгоренского района. Анонимку там отправили председателю исполкома сельского совета – в ней были такие угрозы.

– Мы заставим тебя бросить работу, а может быть, и белый свет. И все богатства твои заберёт красный петух, – говорилось в анонимке.

Кто же оклеветал человека, выяснили с помощью розыска и криминалистической экспертизы. Им оказался житель села, обиженный за то, что не попал в списки награждённых участников Великой Отечественной войны.

– В один из вечеров, изрядно выпив, он взялся за перо. И недолго думая самые злые слова отправил в адрес своего односельчанина. А потом наслаждался, что его мерзкие угрозы обернулись для честного человека бессонными ночами, лишними волнениями и болезнями, – рассказывал журналист нашей редакции в материале об этой истории, который мы нашли в архиве.

Впрочем, сам анонимщик всего драматизма ситуации, кажется, не осознавал. В том, что виноват, признался явно под давлением.

А это тогда ещё посёлок Нововоронежский. Один из атомщиков оклеветал мастера участка станции. По словам диктора, оружием в его руках стали необоснованные факты и старая печатная машинка. Причём, оказалось, что виновник не только анонимщик, но и вор – присвоил государственное имущество.

– Речь идёт о передвижной слесарной мастерской, которую он совместно с Нартовым разукомплектовал и приспособил для личных целей. Хранения пчёл и перевозки их в поля, – рассказывал в беседе с нашими корреспондентами правоохранитель, разбиравшийся в этой истории.

–Как о человеке, я положительного о нём ничего сказать не могу. Такой человек мастером в нашем коллективе работать не может. Мастер – это воспитатель, пример для других. Чему же можно научиться у Чижикова? Недавно стало известно, что он ещё и анонимщик. А это вообще не к лицу советскому человеку, –поделился с нашей съёмочной группой коллега мужчины, написавшего анонимку.

Безнравственная личность, шутник, клеветник или вовсе уголовный элемент. Поделить анонимов, рассказывают, условно можно было на такие группы. Впрочем, часто ими становились обычные люди. И все они отделывались лишь профилактическими беседами.

– Конечно, нам работать было гораздо легче, чем нынешним сотрудникам ФСБ. Мы не знали такого масштаба экстремизма и террора. Такого масштаба наркотрафика, таких масштабов коррупции. В американских газетах периодически появляются объявления «Просим сообщать о подозрительных лицах в ФБР». Даются контактные телефон. У них это считают исполнением государственного и патриотического долга. У нас – стукачество. До сих пор, – рассказывает экс-заместитель начальника управления КГБ СССР по Воронежской области Анатолий Никифиров.

Анонимки между тем, существуют до сих пор. Правда, переехали в интернет. Открыв мессенджер Telegram можно много удивительного прочитать, например, о воронежских чиновниках, депутатах и бизнесменах.

Тех, кто под маской теперь не осуждают – это новый тренд. Впрочем, ответ перед общественностью современные анонимщики держать не спешат. Дать интервью инкогнито нам отказались два популярных воронежских анонимщика – Telegram-каналы «Андрей Иосифович Макин» и «Воронежский караульный».

В советское же время к анонимщикам было однозначно негативное отношение.

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Загрузка...

Читайте также