< >

Не щадили никого. Как в начале 20 века донские казаки устроили кровавое восстание

Они взялись за оружие после репрессий Красной армии.

101 год назад в марте началось одно из самых крупных восстаний против советской власти. Донские казаки взялись за оружие после репрессий Красной армии. Жестокие бои шли в основном на территории современной Ростовской области, но затронули и Воронежскую.

За что богучарцы получили позорное клеймо, от которого не могут избавиться? Кто похоронен под безымянными крестами в лесах Петропавловского района? И чего до сих пор боятся внуки и правнуки участников восстания? В поисках исторической правды на юг области отправилась корреспондент «Вести Воронеж».

Окрестности села Березняги Петропавловского района. Найти это место  можно только с провожатым. Когда-то здесь была большая деревня, точнее, станица, теперь – лишь песчаные буруны, поросшие соснами. В этих местах весной 1919 года произошло одно из кровопролитных сражений Вёшенского восстания. Вот, что нас рассказал атаман Николай Корнев.

В этом лесу зарубили одного деда нашего провожатого, другой его предок выжил, но через несколько дней его расстреляли. Здесь погребены сотни, а может, тысячи погибших. Белые, красные, теперь уже не разобрать. Кое-где над могилами – безымянные кресты. По местам боев нас ведёт краевед Григорий Рычнев.

После Октябрьской революции казаки не поддержали ни старую, ни новую власть, посчитали, что это шанс для них быть сами по себе. Ситуация меняется, когда Всероссийский центральный исполнительный комитет принимает декрет о «социализации земли».

– У казаков земли много. Если мы посмотрим, Еловская станица, Елизаветинская. У них по 20 с лишним гектаров на мужчину. Самим это обработать нереально, тем более, они рыбу ловят. Поэтому эти земли они сдавали в аренду крестьянам. В январе 1918 года третий съезд советов принимает решение, что земля принадлежит тем, кто её обрабатывает. Казаки земли лишаются, которые они в аренду отдавали. Начались трения. И большевики встали на сторону крестьян, – рассказывает доктор исторических наук Андрей Венков.

Казаки начали создавать Донскую армию и выступили против большевиков. Событие, которое обострило противостояние – казаки казнили руководителей Донской советской республики Подтёлкова и Кривошлыкова. Началось изгнание Советов. Как это было, например, в Богучаре – описание событий сохранилось в архиве воронежских чекистов.

– Белогвардейцы сожгли, разграбили имущество крестьян более чем на 4 млн рублей. При наведении порядка в Борисоглебске убито на улицах города, заколото штыками, порублено шашками около 100 человек. Богучарская тюрьма была забита арестованными за подозрение в сочувствии советской власти. Каждую ночь расстреливали по 25 – 30 человек, – указано в архивных документах Воронежского УФСБ.

Победное шествие продолжалось недолго, в конце 1918 года, потерпев несколько поражений и устав от изнурительных боев, казаки севера Донской области заключают мир: обещают установить советскую власть и пропустить Красную армию на юг. Они бросают фронт и идут с оружием домой. Но в январе 1919 года ЦК РКП принимает решение.

Провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе против Советской власти.

– Приказ был выявить всех, кто принимал участие в разгроме экспедиции Подтелкова и Кривошлыкова. Было расстреляно от 300 до 600 человек, по данным самих большевиков, – рассказывает доктор исторических наук Андрей Венков.

– Выжигали хутора, брали заложников, выселяли, выгоняли с домов, – рассказывает атаман Верхне-Донского округа Юрий Карташов.

– Заходили эти продотряды, грабили полностью. А потом доходило, в тех же Ситроках, до того, что даже насиловать начали, – говорит атаман Владимир Кутепов.

Терпеть казаки не стали. И в ночь с 10 на 11 марта подняли восстание. Вот как описывает события начала весны 1919 года в романе «Тихий Дон»  Михаил Шолохов. Писатель, будучи 14-летним подростком, стал их очевидцем. Восстание «полой водой взбугрилось и разлилось, затопило всё Обдонье, задонские степные края на четыреста вёрст в окружности. Дон поломало». А вот что рассказывают потомки тех, кто тогда взялись за оружие.

– Они зазвонили, полох на церкви был. И все вооружённые кинулись туда, а потом пошли захватывать красных, – рассказывает атаман Верхне-Донского округа Юрий Карташов.

– Верхне-донцы не могут быть рабами коммунистов. Прочь колебания. Мы победим и скоро-скоро сомкнём свои ряды. Да здравствует демократическая Россия и Войско Донское! – говорится в отчёте окружного совещания Верхне-Донского округа , проходившего в те дни.

Повстанцы быстро заняли несколько станиц. Поднялись казаки Воронежской губернии. На помощь восставшим отправились около тысячи человек из села Березняги, ещё 800 из Богучара, поддержали казаки Калача. За неделю по разным данным собрали больше 25 тыс. человек. 

– Расстреливали людей просто, в бою не щадили, пленных не брали. И с той и с другой стороны, – вспоминает историю тех событий советник атамана войска Донского Николай Вечёркин.

– Красная армия обладала патронами, и пулемёты хорошо работали. Казакам же надо ещё было доскакать. Приходилось идти на уловки, заманивать по балкам, чтобы выйти на столкновение. А так просто «вырезали» людей огнём пулемётным, – рассказывает Юрий Карташов.

Для подавления восстания красные собрали мощные силы, среди них – знаменитая Богучарская дивизия, она состояла из опытных солдат Первой мировой войны.  Донские казаки до сих пор не могут простить соседям свирепства.

– Богучарцы были как проклятые, как клеймо на них стояло. Приезжали они, и если об этом знали, в колодах воды ведро снимали, как старообрядцы, все. Це не хаяно было, – говорит атаман Владимир Кутепов.

Восстав, казаки помогли белым войскам занять большую территорию юга страны и двинуться на Москву. Занять Воронеж для них становится важной стратегической задачей. И они её выполняют. Гостиница «Бристоль» – старинное здание в центре города. Здесь располагался штаб атамана Андрея Шкуро, того самого, которого впоследствии объявят преступником за сотрудничество с фашистами во Второй мировой войне. Белые продержались здесь недолго, меньше месяца – их выбирала армия Будённого. Казакам пришлось бежать. Как говорят станичники, начался «великий отступ».

– Восстание не было подавлено, но само белое движение на Дону было, конечно, выбито, – говорит доктор исторических наук Андрей Венков.

– Хорошо вооруженная и многочисленная красная армия, перед ней нельзя было устоять. Казакам пришлось отступать, – рассказывает краевед Григорий Рычнев.

Кто-то переметнулся к красным, остальные отступали в Новороссийск, оттуда в Крым и Европу, дальше – по всему миру. Кто не успел пересечь границу, был убит или попал в плен. 

– Всех расстреливали и ссылали, мало тех, кто остался. И то люди меняли фамилии, – отмечает атаман Николай Корнев.

–  Все пересидели у нас. Потому что любого можно было брать – у них 58 статья антисоветская, – говорит Юрий Карташов. – Кто-то не вернулся с этих лагерей, кто-то смог. Мы – потомки тех, кто вернулся.

Александр Коренюгин – внучатый племянник командующего Вёшенским восстанием Павла Кудинова рассказывает о судьбе дяди.

–  Когда он возвратился с заключения, приезжал к Шолохову, он ведь ни к одному родственнику не зашёл. Потому что до того были запуганы люди. Он боялся ответственности, что начнут притеснять родственников. И он уехал в Болгарию, – рассказывает Александр Коренюгин.

Среди казаков многие считают, что это был не локальный мятеж, а национальное освободительное движение, которое осталось непобежденным. Уверены, это пример мужества и казачьей воли. Но есть ли, чем гордиться?  Население Дона сократилось вдвое, некогда богатые станицы голодали, тысячи семей оказались разобщены. Конфликты не утихают до сих пор, ведь некоторые из тех, кто бежал в Европу, во Второй мировой войне встали на сторону фашистов.   

– Сколько их воевало за немцев? Ведь это ужас, сколько было. А он воевал, за отца мстил, мстил за своё порушенное, – говорит есаул Павел.

– Это тоже боль. Люди потеряли Родину. Судить их сильно так нельзя, – говорит Владимир Кутепов.

–  Есть те, кто не «против», есть кто «за». Кто с пониманием относится, кто нет. Разлад до сих пор в крови есть. До сих пор, так сказать, отголоски сохранились, – говорит Николай Корнев.

В дни поминовений жертв  гражданской войны в станицах местные жители возлагают цветы и красным, и белым – все к одной братской могиле.

– Сколько крови пролито. И ради чего? Это был цвет нашей нации уничтожен. Причём с обеих сторон. Погибают в войну всегда самые лучшие, – отмечает атаман Верхне-Донского округа Юрий Карташов.

О Вёшенском восстании мало известно. Некоторые считают, что память жива во многом только благодаря роману Михаила Шолохова «Тихий Дон». За него писатель получил Нобелевскую премию по литературе  с формулировкой «за художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».

Жители местных станиц книгу знают, кажется, наизусть и цитируют в любой ситуации. А каждую весну устраивают большой литературный фестиваль на берегах Дона. Читают роман, поют песни, гуляют. О реальных событиях, которые легли в основу произведения, стараются не вспоминать: видимо, до сих пор болью откликаются они в душе у тех, кто потерял в том страшном восстании близких. 

«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости.

Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Читайте также