< >

«Рыдали несколько поколений». Как автор «Белого Бима» прославил Воронеж

Видеоистория города в спецпроекте «Вести Воронеж».

Фото: Вести Воронеж

В Воронеже установили памятник писателю Гавриилу Троепольскому. Монумент стоит в парке «Орлёнок». Это место выбрали неслучайно – писатель жил рядом и часто тут гулял. Теперь он снова здесь вместе со своим псом – Лель стал прототипом повести о белом Биме. У неё, к слову, в этом году юбилей – полвека с момента публикации. Сюжеты о писателе, конечно, сохранились и в архиве нашей телекомпании. О его жизни и творчестве, расскажет корреспондент «Вести Воронеж».

Море цветов и объятия. Юбилей Гавриила Троепольского проходит в такой тёплой обстановке. В 1985 году в честь 80-летия автора в этом зале собрались и взрослые, и дети. Читатели аплодисментами благодарят и поздравляют писателя, а после – просят его подписать книги.

Литературная известность к Гавриилу Троепольскому пришла уже в зрелом возрасте. Писать рассказы он начал ещё в школе. Однако долгое время работал то сельским учителем, то агрономом. И только ближе к 50 годам стал полноценным автором. Всё началось с публикации в журнале «Новый мир» – туда попал рассказ «Никишка Болтушок» из цикла «Записки агронома». Его тогда высоко оценил Александр Твардовский.

– Есть много перехвалов. Можно подумать, что я очень хороший человек. Лучше всех окружающих. На самом деле не так. Есть в характере и то, с чем всю жизнь приходится бороться. И всё-таки сам себя не переборешь. Два человека в каждом человеке – обязательны. Они отражают добро и зло, они руководят поступками и, может быть, главнее всего и у писателя, и у каждого из вас – это внутренняя борьба с самим собой. Победа над сомнениями, вера в надежду, – говорил Гавриил Троепольский.

Впрочем, поистине мировую славу автору, конечно, принесла повесть «Белый Бим Чёрное ухо». Над ней рыдало не одно поколение читателей. Книгу перевели больше чем на 20 языков. А экранизацию даже номинировали на премию «Оскар». Причём, прототипом этого преданного хозяину пса стала собака самого Гавриила Троепольского по кличке Лель.

Повесть Гавриила Троепольского – это история не о собаке – о людях. Сам автор говорил, что хотел, чтобы каждый после прочтения стал добрее и чище. Между тем, знаменитый Бим мог стать вовсе не псом – человеком. Правда, в таком обличье герой, по признанию самого же автора, получался уж слишком идеальным.

Судьба Гавриила Троепольского была непростой. Отца расстреляли в 1930 году – священника причислили к врагам народа. В КПСС автор не состоял и открыто говорил о проблемах деревни. Неудивительно, что его произведения часто не совпадали с политикой партии.

– Я читаю сейчас произведения, скажем, «Записки агронома». Это лакмусовая бумажка того, что было. Причём, написано художником. Характеры такие – Гришка Хват, воришка, Никишка Болтушок. Прохор 17 – про председателя колхоза, который поменял 17 мест работы. Когда вышли записки агронома, обком на ушах стоял. А возьмите, вот например, роман «Чернозём». Почему его не ставили тогда? Пишут: «Прекрасный текст, описание. Но где передовитый колхозник?», – вспоминает писатель Михаил Фёдоров.

Жил писатель в центре города, на улице Чайковского. Рассказывают, его часто видели как раз в парке «Орлёнок», где теперь он стоит в развевающемся пальто и, конечно, с собакой. При этом Троепольский был настоящим патриотом родного края. Его не стало в 1995 году. Однако, по словам тех, кто исследует его творчество, в полной мере автор до сих пор не открыт.

– Где-то в начале перестройки я заметил, что я, оказывается, мужчина. Не гражданин, не господин, не товарищ. Нет, я просто мужчина. Из-за прилавка – все девушки с такими розово-кукольными лицами и с длинными ресницами, которые, кажется, слышно, как хлопают. Они обращаются: «Мужчина, не лапайте носки!». Замечаете ли вы, что люди, встречаясь на улице, не называют друг друга никак. Либо «Эй», либо «Шляпа». Так вот, общество потерявшее элементарную культуру общения, стоит на грани катастрофы, – говорил Троепольский.

Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях Подпишитесь на Youtube-канал

Читайте также