< >

«Тенденция вызывает опасения». Как Воронежский заповедник почти 100 лет спасает фауну

Видеоистория города в спецпроекте «Вести Воронеж».

Регина Хартюнова Вести Воронеж 3820

Фото: Вести Воронеж

От спасения бобров до защиты других редких животных и растений. Воронежскому заповеднику – 98 лет.  В честь даты мы решили показать, каким он был в советское время. «Вести Воронеж» о том, каких животных за последние десятилетия лишился регион и почему область может остаться без ряда птиц и растений.

Берёзы и сосны в лесу, стая уток в реке. Вот так выглядел Воронежский заповедник в 1963 году. По берегу водоёма прогуливается компания мужчин с ружьями на плечах. Среди них – писатель-натуралист и журналист Леонид Семаго. Впрочем, все они тут не для охоты. Совсем рядом развернули настоящий палаточный городок – там базировалась зоологическая станция ВГУ. Преподаватели, студенты и учёные тут прямо на свежем воздухе изучали местную фауну. В частности, летучих мышей. Некоторые же собственноручно делали скворечники.

А потом, захватив деревянную лестницу, устанавливали их в лесу. Впрочем, главным объектом исследования тут, конечно, всегда был бобр. Целый «посёлок» из маленьких будочек для грызунов установили прямо у реки. Животные, кажется, чувствовали себя тут совсем неплохо. Кто-то нежился в воде и на берегу, кто-то с удовольствием трапезничал. За фигурой бобров тут следили как в лучших оздоровительных центрах. Милые дамы хладнокровно взвешивали грызунов и даже измеряли им талию.

А это кадры уже с так называемыми «шедами» бобровой фермы. Грызунов уже тогда здесь заселяли парами. Только посмотрите, как мило они трутся друг об друга. Животных здесь выводили для последующего расселения в природе – из-за хищнического промысла в начале 20 века они почти вымерли. В заповеднике же бобры стали быстро размножаться.  Уже на кадрах конца 70-х годов прошлого века животное нельзя назвать редким. В объектив операторов тех времён бобр попадал без труда. 

Теперь Воронежский государственный заповедник стал основной базой восстановления бобра в нашей стране. На русской земле половина бобров – из этого заповедника. А многих отправили заграницу.

Впрочем, в советское время для того, чтобы увидеть дикое животное, далеко ходить было не надо. Различные виды птиц, олени, кабаны и даже черепахи – встретить их можно было довольно легко. Сейчас же, говорят, когда-то обитающих тут животных и вовсе не найдёшь. Тетерев, филин, заяц-беляк – все эти виды мигрировали из нашей области на север. 

– Одни виды уходят, другие приходят. Очень многие виды появились, за моей спиной, например, стоит лось, которого здесь не было. Он появился в 50-м году. Также не было кабанов – они были все истреблены. То есть это всё аборигенные виды, но истреблённые. Потом они пришли в силу разных причин: охраны, изменений в сельском хозяйстве, в лесном. Фауна очень чутко реагирует на малейшие изменения. В целом, тенденция вызывает опасения. По Европе и у нас идут радикальные сокращения. Прежде всего, с фауной птиц, которая тесно связано с насекомыми, а они – с химизацией всех процессов, – рассказал главный специалист по развитию Воронежского государственного природного биосферного заповедника имени Пескова Игорь Воробьёв.

 Вместе с фауной в Воронежской области стала исчезать и флора. Говорят, если раньше в регионе были лесная и степная зоны, то сейчас вторая практически отсутствует. И всё дело в разработке земель. Причём, если животные восстанавливаются хорошо, растения – гораздо сложнее.

Промышленность, сельское хозяйство, уничтожение мест обитания, вырубка лесов, браконьерство. Всё это, по словам биологов, пагубно влияет на природу региона. Между тем, часть животных и в таких условиях чувствует себя вольготно. Постаревший лес стал богат пропитанием для дятлов, а тёплая погода и, соответственно, увеличение количества змей пошло на пользу орлам-змееедам.

Читайте также