< >

«Мы работаем везде». Как в районе Воронежской области развили животноводство

Когда на рубеже 90-х и «нулевых» многие избавлялись от животных, в хозяйстве «Рассвет» старались их сохранить.

Фото: Вести Воронеж

Когда в конце 90-х – начале 2000-х практически повсеместно резали скот и сводили животноводство на нет, руководители Верхнемамонского хозяйства «Рассвет» делали всё возможное, чтобы сохранить поголовье коров.

Они и тогда считали животноводство основной частью сельской экономики. И вот сегодня здесь только дойных коров 1400 голов, да ещё молодняк.

– 1400 голов  –  не так много. Но в то же время это нам позволяет задействовать 70 человек в животноводство, – рассказывает директор ООО «Рассвет» Сергей Агибалов.

А сохранив коров, начали создавать для них качественно иной, современный уровень содержания. Провели полную реконструкцию хозяйства.

Сейчас здесь ежедневно получают от стада по шесть и более тонн молока. И оно не просто высшего качества, а по-настоящему вкусное и здоровое, потому что коровы летом практически весь день проводят на свежем воздухе.

– Скот в хозяйстве находится на выпасном содержании, что позволяет получать молоко высокого качества. Поголовье пришло к вечерней дойке с выпаса. Используем подкормку с многолетними травами, – рассказывает главный зоотехник Юрий Лукьянчиков.

Животноводство – это, в первую очередь, корма. Их с каждым годом требуется всё больше – стадо растёт. Поэтому сенокосная страда в деревне была и остаётся одной из самых напряжённых. 

Люди на покосах умели ценить и свою, и чужую работу. Пойменное сено лёгкое, а грудовое, взятое с груда,  высокого суходольного места – тяжёлое, как говорят сами крестьяне. А зима не разбирает, она спросит, что летом припасено.

– Мы работаем везде. Сеем зерновые, убираем, пашем, культивируем. Корма заготавливаем, – говорит механизатор Роман Белоусов.

Рядом, на соседних полях, набирает силу, радуя глаз, кукуруза. В нынешнем году она занимает полторы тысячи гектаров. И вся она на попечении механизатора Романа Белоусова.

– У него всегда хорошие посевы. И на его полях всегда высокий урожай, – отмечает Сергей Агибалов.

– А у нас всё это делается для животноводства. Это основной корм для зимнего стойлового периода. В дальнейшем будем приготавливать корма, смешивать с сеном, добавлять комбикорм, делать полноценное питание для животных, – отметил главный агроном Алексей Шарко.Пожалуй, главный секрет сегодня – в чёткой организации «зелёного – кормового – конвейера». Для него используют кукурузу, специально посеянную в поздние сроки.

В хозяйстве под корма отдана почти пятая часть всех площадей. И для крестьян неприятным сюрпризом стал отказ государства от субсидирования возделывания кормовых культур.    

Если четыре года назад на каждый гектар, занятый ими, из бюджета выделялось больше полутора тысяч рублей, то в этом году – помощи не стало вообще.

Заниматься животноводством с каждым годом всё сложнее и сложнее, жалуются аграрии. Буквально душат тарифы на электроэнергию, налоги, всевозможные проверки. Плюс переработчики предпочитают иметь дело не с такими хозяйствами, как «Рассвет», а с крупными комплексами.

Раньше за каждый килограмм сданного на переработку молока «Рассвет» получал в виде дотаций от государства 4 руб. 18 коп., а в нынешнем – всего 35 коп.: в 12 раз меньше!

В Нижнедевицкой Вязноватовке животноводческая отрасль – тоже визитная карточка.

Несколько лет назад хозяйство получило статус племенного завода по выращиванию крупного рогатого скота черно-пёстрой породы.

К пяти утра, когда большие города ещё не проснулись, «ПАЗик» с доярками появляется на ферме. Такой самоотверженности, с какой трудятся русские крестьянки, вряд ли где-нибудь встретишь.

– У нас у каждой по 50 голов. А подменная должна знать 200 голов. За животными ухаживать не просто так. Подход к животинке надо найти, – отметил оператор машинного доения Инна Пенькова.

Сегодня на ферме содержится более 1,5 тыс. коров, в том числе 520 голов – дойное стадо.

По утрам молоковоз увозит отсюда без малого одиннадцать тонн молока. Только везет он его в Курскую область. Наши воронежские переработчики стараются удержать, а порою, даже снизать цену на молоко.

– Были 90-е годы. Распад нашей экономики, всего сельского хозяйства. Бывало, и зарплату не получали. Но мы ходили на работу каждый день. Так же вставали утром. Ну, как же их бросить и не подоить? – рассказал учётчик Елена Сидорова.

Трудно поверить, что в середине 90-х и нулевых, картина на здешней ферме была совсем иной. Дояркам почти всё приходилось делать вручную. Задерживали зарплату, часто отключали электроэнергию.

– При таких ценах невозможно выживать. Нам сказали, выживайте, при этом повесили большой камень на шею. Плывите. Как, куда? Только лишь на дно, – рассуждала одна из работниц Инна Пенькова в 2009 году.

– Если не поднимут цены на молоко, дальше жить невозможно. И что делать и как жить дальше. Просто придётся вырезать этих коров. А куда они пойдут все? – добавила тогда Елена Сидорова.

– Да, корова нужна. Она обеспечивает людей работой. Она даёт в итоге определённую сумму, но мы говорим о диспаритете цен. А воз остаётся на месте. Но какой смысл мне, как руководителю хозяйства, держать корову, если она не даёт прибыли, – говорил директор ООО «СП Вязноватовка» Валентин Данилов.

Вопрос стоял жёстко: расстаться с животноводством, как расставались с ним повсеместно. Данилов пошел по другому пути. Начал перестраивать работу. Перестроили коровники. На порядок поднялась племенная и зоотехническая работа.

– Так сложилось, люди остались. Тяжело было. Появилась продукция.  Естественно, появились и деньги. Появилась зарплата. В результате этого – сплочённый коллектив, который сплотил вокруг себя руководитель, – говорит главный зоотехник Александр Жуков.

С обветренных косогоров  хорошо видно: куда идти, чтобы не заблудиться, что надо делать, чтобы сохранить наше село. На многочисленных горьких примерах уже доказано: без фермы у крепкого села  будущего нет.

Присоединяйтесь к нам в Яндекс.Мессенджере
Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях
Подпишитесь на нас в Яндекс.Новостях

Читайте также