ГТРК Воронеж

До и после. Как сотрудник института МЧС в Воронеже научился жить по-новому после потери кисти руки

Эксклюзив

20.09.2017

11:50

До и после. Как сотрудник института МЧС в Воронеже научился жить по-новому после потери кисти руки

История Жени Никулина, который пережил покушение на убийство.

Сотрудник института МЧС Евгений Никулин два года назад, в августе 2015 года, остался без кисти руки из-за нелепого уличного нападения. Пьяный молодчик обрушился на парня с топором, вероятно, приняв его за кого-то другого. Женя потерял много крови и спасся чудом, врачи сохранили ему ногу, но парень остался без части руки. Его жизнь разделилась на «до» и «после».

Сейчас Женя ходит с косметическим протезом, он лишился возможности водить пожарную машину, отказался от любимых занятий самбо. Не упасть духом и остаться оптимистом Жене помогла любовь близких и поддержка начальства и коллег, которые не бросили в беде.

Жизнь «до»

Окончив школу, Женя Никулин в 18 лет пошёл в армию. После года службы хотел остаться в Калининграде в вооружённых силах по контракту. Но потом всё-таки решил вернуться домой.

В Воронеже Женя пришёл на службу в МЧС. В 2013 году он устроился водить пожарную машину в учебную часть института МЧС. Любимое дело и возможность приносить людям пользу делало Женю счастливым.

– Летом 2013 года мы часто выезжали тушить лесные пожары. Было сложно и интересно. В мои задачи входило как можно быстрее доехать до места пожара, следить за тем, чтобы хватило воды, помогать подавать пожарные рукава для тушения. От работы был адреналин и понимание, что я делаю что-то хорошее, – вспоминает Женя Никулин.

Водителем пожарной машины Женя прослужил два года, пока не попал в большую беду.

Перелом в судьбе

Переломный момент в жизни Жени Никулина случился в ночь на 2 августа 2015 года. Он приехал в Москву на военную присягу к другу. Чтобы не возвращаться в Воронеж по темноте, парни решили остаться ночевать у знакомого. Когда молодые люди шли по улице в обычном московском микрорайоне, неподалёку от многоэтажек, на них напали.

– Я услышал сзади крик и обернулся, при этом выставил руку. Увидел боковым зрением, как что-то летит. В следующее мгновение у меня не было руки. Потом помню только, как он рубит меня как капусту. Это был топор для разделки мяса – он бил меня по голове, ноге, телу, – вспоминает Женя. – «Скорая» приехала быстро. Мне потом сказали, что ещё бы 20 минут и я умер бы от кровопотери. Помню себя в операционной. Я вижу, что руки у меня уже нет – понимаю, что её не вернуть. Вижу, как разрезали кроссовок, как ступня висит на коже. Я попросил: «Доктор, я лишился руки, соберите мне пожалуйста ногу». Хирург пообещал, что всё будет нормально.

Врач московской больницы не обманул, Жене сохранили ногу. Вскоре после операции Женю на самолёте перевезли в госпиталь МЧС в Петербурге. Там ему сделали ещё две операции. Три месяца Женя провёл в госпитале и вернулся в Воронеж только в ноябре.

– В Москву в больницу ко мне сразу приехала мама и моя девушка Алла. До того, как всё это случилось, мы встречались год. Тогда в Москве я отправил Аллу в Воронеж, она как раз устраивалась на работу, – рассказывает Женя. – В госпитале в Петербурге за мной ухаживала мама, пока меня надо было возить на каталке. Когда в октябре я смог подниматься на ноги, отослал домой и маму.

На месте Жени, мог оказаться, кто угодно. По сути, он стал жертвой рокового стечения обстоятельств, дикого проявления агрессии в обществе.

Ровно через два года того самого мужчину с топором, Владимира Бутузова, за покушение на убийство Евгения Никулина приговорили к 9 годам колонии строгого режима. Бутузов отказался давать показания, поэтому до сих пор непонятно, почему он хотел убить Женю.

– Был бы какой-то конфликт, драка, я еще понимаю, было бы не так обидно. До сих пор непонятно – почему, за что? Получается, не за что, – недоумевает Женя. – Считаю, что таких людей надо не сажать, а закрывать лечиться. Отсидит он, выйдет, опять что-то сделает, и кто-то будет следующий.

Жизнь «после»

Полное осознание случившейся с ним беды пришло к Жене дома, в Воронеже. Осознание того, что отсутствие кисти руки – это на всю жизнь. Женя настраивал себя, что надо смириться, научиться жить дальше. На месте кисти левой руки парень носит косметический протез. Он научился всё делать одной рукой.

Женя Никулин вернулся работать в институт МЧС. Но из-за ограничений по здоровью за руль пожарной машины Жене больше нельзя, что его очень расстраивает. Теперь он заведует в институте хозяйством, следит за порядком, работает со студентами. Пришлось отказаться и от занятий самбо, благодаря которым у Жени красивая спортивная фигура.

Отдушиной для него осталась возможность водить легковой автомобиль. Отсутствие кисти левой руки Женю не останавливает. Придерживая протезом руль, Женя свободно переключает коробку передач.

Год назад, летом 2016 года, Женя Никулин женился на своей девушке Алле.

У Жени можно поучиться умению любить, быть счастливым, не держать зла на судьбу, несмотря ни на что. У парня простая, но мудрая философия.

– Нельзя думать, что все плохо, иначе сам себя загонишь. И будет всё плохо. У меня всегда всё хорошо, я всегда на позитиве, – говорит Женя.

Оксана Грибкова
Фото – Дарья Крымова/ из архива Евгения Никулина


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК НОВОСТЕЙ

Гость

«Академическая мобильность» – эксперимент под таким рабочим названием Минобрнауки уже в 2018 году планирует запустить в российских вузах. Как уверены инициаторы проекта, это позволит студентам выбирать лучшие программы обучения, и повысит конкуренцию среди образовательных учреждений. Однако нововведение потребует дополнительного финансирования. Все «за» и «против» нового проекта обсудили в программе «Вести-Образование» с проректором по учебной работе Воронежского государственного университета инженерных технологий Павлом Сухановым.

Смотреть передачу

Наверх