ГТРК Воронеж

От эмоций к стрельбе. Что рассказала суду дочь убитого воронежского детектива Виктора Кусова

20.11.2017

15:10

От эмоций к стрельбе. Что рассказала суду дочь убитого воронежского детектива Виктора Кусова

И какую версию защиты выстроил экс-милиционер Александр Гончаров.

В Ленинском районном суде допросили потерпевшую по делу о убийстве частного детектива Виктора Кусова. Дочь погибшего Юлия Кусова ответила на вопросы гособвинителя, защиты и подсудимого Александра Гончарова. Совладельца по ЧОП «Бумеранг» и коллегу по службе в милиции судят за умышленное убийство детектива, случившееся 13 июня 2016 года. Мотивом для него стала неприязнь, возникшая из-за длительно конфликта при разделе имущества, считают следователи СУ СКР по региону. Однако Александр Гончарова настаивает на версии о самообороне, утверждая, что Кусов, принёс пистолет на работу, угрожал его безопасности, а потом достал гранату.

Юлию Кусову, которая во время раздела бизнеса представляла интересы отца в судах и вела переговоры с Гончаровым, допрашивали почти два часа. У неё интересовались состоянием здоровья Виктора Кусова накануне убийства, подробностями покушений на его жизнь, возможностями его повреждённой руки. Отдельно адвокаты расспрашивали о причинах разлада между партнёрами, доказательствах недобросовестности Гончарова и вариантах урегулирования конфликта. Когда вопросы с пристрастием пошли по второму кругу, Юлия обратила внимание участников процесса, что не она тут подсудимая.

В свою очередь, Александр Гончаров воспользовался возможностью не свидетельствовать против себя, когда суд передал потерпевшим право задавать вопросы. Обвиняемый сослался на присутствие в процессе журналиста, хотя до этого участие СМИ в первом заседании не помешало Гончарову дать подробные показания во время фото и видеосъёмки.

О чём спрашивали потерпевшую

Юлия Кусова рассказала, что знает семью Гончаровых с детства – с того времени, когда Кусов и Гончаров служили в РУБОП МВД России. Коллеги получили жильё в одном доме, постоянно общались, их дети и жёны знали друг друга. Отношения у семей были хорошие.

Виктор Кусов до 1996 года возглавлял отдел по борьбе с организованной преступностью РУБОП МВД России. Когда ушёл в отставку, первым в Воронеже получил лицензию частного детектива. Александр Гончаров до 1995 года руководил отделом по борьбе с коррупцией РУБОП. Уволившись со службы, Гончаров и Кусов стали совладельцами частного охранного предприятия «Бумеранг». Организация сдавала в аренду площади на ярмарке, охраняла её и несколько других объектов, содержала ООО «Центр славянской культуры «Дом Сварога».

Разлад между партнёрами по бизнесу начался весной 2015 года, когда Гончаров предложил Кусову выйти из бизнеса. Свою просьбу он объяснил «плохой репутацией» Кусова, которого считали связанным с криминалом.

Гособвинитель Наталья Кузнецова расспросила у Юлии Кусовой, как развивался спор между совладельцами ЧОП, и почему они никак не могли договориться.

– Разговора не получалось, всё сводилось на эмоции между Гончаровым и Кусовым, на повышенные тона. Папа перестал ходить на встречи. Сказал – вы договаривайтесь, а я уже приму решение – рассказала Юлия Кусова. – Виктор Петрович предлагал оставить весь бизнес и все активы, разделить только всё недвижимое имущество, выделив квадратные метры пропорционально его доле. Если не получалось разделить помещение, чтобы сохранить целостность объекта, предлагал заменить другим имуществом.

Проблема заключалась в том, что Гончаров не давал Кусову документы, чтобы оценить активы, знать их стоимость. Кусов рассматривал варианты и денежной компенсации. Но не была проведена аудиторская проверка, сведения скрывались, поэтом говорить о каких-то конкретных суммах было невозможно. Кусовы осенью 2015 года были вынуждены обратиться с иском в Арбитражный суд для того, чтобы обязать Гончарова предоставить документы. Тот же предлагал отказаться от исков и рассмотреть варианты раздела имущества. Однако конструктивного разговора по-прежнему не получалось.

– Хотя я и варилась во всём этом, у меня даже мысли не могло возникнуть, что Александр Михайлович возьмётся за оружие, и всё разрешится вот так, – призналась Юлия Кусова. – При этом знакомые не раз говорили папе, что он должен быть аккуратнее, потому что Гончаров что-то задумал. Незадолго до убийства, по словам отца, Гончаров подошёл к нему на стоянке и сказал: «Витя, я еду в отпуск, а после мы встретимся и решим все проблемы».

Адвокаты Светлана Мекеда и Вера Гончарова подробно расспрашивали потерпевшую, в каких нарушениях Виктор Кусов подозревал Александра Гончарова, и в чём именно заключалось его недобросовестное поведение. В ответ Юлия Кусова пояснила, что земельный участок, который был в ЧОП на правах аренды, оказался в руках физлица без ведома Кусова. Кроме того, потерпевшая вспомнила о том, что на счетах одного из совладельцев общества ежемесячно переводилась сумму в 150 тыс. рублей, с чем Кусов собирался разобраться.

Защита задавала много уточняющих вопросов о делах ЧОП. Сам Гончаров поинтересовался у Юлии о том, в чём именно заключалась роль Кусова в обществе, и какие у него были дела в качестве частного детектива. Гончаров, вероятно, так намекал на то, что в последнее время Кусов практически отошёл от дел.

Когда защита и подсудимый засыпали Юлию Кусову вопросами о разделе имущества, гособвинитель напомнила им, что рассматривается дело об убийстве из неприязни, которое не связано с корыстными мотивами.

Большой блок вопросов защиты был связан с состоянием здоровья Виктора Кусова и состоянием его правой руки, травмированной после покушения банды Матроса в 2002 года. Юлия была вынуждена вспоминать, как бандиты расстреляли машину её отца, где сидела и онас матерью. Вспоминать, как она, будучи 20-летней девушкой, везла отца в больницу, а потом лечила. Вопросы эти были связаны с важным обстоятельством убийства – гранатой, обнаруженной в руке погибшего Кусова. Следователи считают, что из-за последствий травмы он не мог выдернуть чеку из гранаты, и боеприпас появился в руке Кусова уже после его смерти для инсценировки. Гончаров же утверждает обратное. Кроме того, суду предстоит выяснить, кто принёс в офис предприятия пистолет Макарова.

– Стрелять правой рукой папа не мог. После покушения он возил с собой ружьё в разобранном виде в чехле в машине. Я говорила: «Ты же не сможешь им воспользоваться». Он отвечал, что об этом знаем только он и я, больше никто, – пояснила Юлия.

На втором часу подробного допроса Кусовой пришлось напомнить адвокатам, что она потерпевшая, а не подсудимая.

Какие показания дал подсудимый Гончаров

На предыдущем заседании допрашивали Александра Гончарова, который подробно изложил свою версию убийства Виктора Кусова. По словам Гончарова, 13 июня 2016 года она пришёл утром в офис, где стал общаться с директором общества Сергеем Басковым. Разговор шёл о прялках, которые Гончаров привёз из отпуска для музея «Дом Сварога». Для очистки прялок Гончаров взял на кухне в офисе тряпку. В это время пришёл Кусов, который поздоровался и прошёл на кухню. Через некоторое время Гончаров тоже отправился на кухню, чтобы вернуть тряпку

– В дверном проеме увидел Виктора Петровича. Мельком увидел, что на столешнице лежит пистолет. Виктор Петрович закрыл его рукой. Чтобы положить тряпку в рукомойник, мне нужно было обойти Виктора Петровича, – пояснил Гончаров. – Присутствие пистолета и прикрытие его рукой спровоцировало то, что неосознанно я сразу решил, что надо пистолетом завладеть. Поравнявшись с Виктором Петровичем, я с усилием бросил влажную тряпку в мойку, отвлекая Виктора Петровича. Потом сделал движение назад, схватил пистолет и с ним выскочил из кухни. Я думал Виктор Петрович бросится за мной, чтобы отнять пистолет. Но он с места не сдвинулся, а только смотрел в мою сторону, что было странно.

Решив, что конфликтная ситуация исчерпана, Гончаров стал осматривать пистолет. По его словам, Кусов носил с собой травматический пистолет, и поэтому появилось предположение, что это он. Чтобы убедиться, надо было посмотрел в магазин.

– Я увидел, что у Виктора Петровича в руках уже граната. Где он её взял, не знаю. Может быть лежала на столешнице. Виктор Петрович пытался двумя руками вырвать кольцо. Не думая, я автоматически вскинул пистолет. Я сразу же произвел первый и второй выстрел. От первого выстрела Виктор Петрович не сместился, не упал, ничего не произошло. Полагая, что пистолет у меня травматический, я бросился в сторону Виктора Петровича и стремился его столкнуть. Как дальше происходило, я не помню. Не помню третьего выстрела, – описал убийство Александр Гончаров.

По словам Гончарова, у него случился шок, когда он рассмотрел в пистолете боевые патроны. Все показания экс-милиционера сводились к тому, что он не хотел убивать партнёра по бизнесу, но был вынужден.

Версия Александра Гончарова противоречит версии следствия. Сотрудники СУ СКР установили, что пистолет Макарова принёс в офис совсем не Кусов, а Гончаров. Позже он схватился за пистолет во время ссоры, а мотивом для убийства стала личная неприязнь к Кусову. Версия об опасности от гранаты также вызвала сомнения у следователей и была опровергнута. Кусов, если бы он намеревался взорвать боеприпас, успел бы выдернуть чеку. Сделать это с силой и быстро ему не позволило бы увечье руки после покушения, считают следователи. Опять же граната могла бы взорваться при падении, чего не произошло.

Позицию Александра Гончарова следователи назвали способом защиты. За умышленное убийство предусмотрено до 15 лет лишения свободы. При необходимой обороне закон освобождает от ответственности того, кто защищался, при превышении необходимой обороны обычно бывают небольшие условные сроки. Поэтому главная интрига процесса по громкому делу, кому поверит суд – следователям или Александру Гончарову.

Оксана Грибкова


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 20.07

Гость

Школы Воронежской области обеспечат интернетом к концу 2019 года повсеместно. Программу «Цифровая школа» в регионе начнут внедрять уже на этой неделе. 20 числа пройдёт аукцион на выбор подрядчика для этой работы. Новая программа, на которую потратят более 100 млн рублей, должна не только заставить, наконец, работать имеющееся оборудование, но и протянуть в сёла оптоволокно. Не получится ли так же, как с Wi-Fi в сёлах, который как бы есть, но реально – его нет. Об этом ведущая Наталья Зубкова поговорила с руководителем департамента связи и массовых коммуникаций Ильёй Сахаровым.

Смотреть передачу

Наверх