ГТРК Воронеж

Десять процентов от 200 млн? Сколько похоронщики платят полицейским за данные об умерших воронежцах

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

16.04.2018

12:50

Специальный репортаж «Вести-Воронеж» о теневом рынке похоронных услуг.

Первое в истории Воронежа похоронное дело слушается в суде Левобережного района. На прошлой неделе состоялось заседание по делу Светланы Дунаевой – владелицы похоронного бюро, которая, по версии следователей, покупала информацию об умерших у двоих полицейских. Одного из них осудили на условный срок на прошлой неделе, второй пока под следствием.

Процесс прецедентный, по оценке экспертов отрасли ритуальных услуг, купля-продажа персональных данных в этой сфере – целая индустрия, в которой крутятся миллионы рублей.

Об участниках этого судебного процесса в городе ходят легенды. Те, кто работает на ритуальном рынке, рассказывают – сотрудники похоронного бюро в борьбе за клиента готовы были пойти на многое. Якобы аффилированные с подсудимыми люди пару раз даже пытались произвести незаконное захоронение.

– Пришли, проверили – идёт копка могилы, вызвали милицию, милиция запретила копку, после того как милиция уехала, они опять начали эти заниматься. Получается, грубо говоря, как вандализм, рассказал работник кладбища Владимир Зюзин.

Светлана Дунаева оказаться на скамье подсудимых вряд ли ожидала – её история ординарна. По версии следствия, она – как руководитель похоронного агентства – неоднократно давала взятки полицейским за информацию об умерших в Левобережном районе. Сейчас свидетели – коллеги Дунаевой – уверяют, что сотрудники УБЭП оказывали на них давление и даже били, а показания о том, что в фирме существовал особый телефон, на который принимали звонки от полицейских, и тетрадь, где велись подсчеты гонораров за информацию, – поддельные.

– Это преступление в Воронежской области впервые, наверное, рассматриваем. Преступление интересное, перспективы его неизвестны, мы будем настаивать на том, что следствием неправильно дана квалификация. Дана квалификация по части 3 статьи 29 – за незаконные действия. В её действиях нет незаконности. По примечаниям мы имеем возможность прекратить. Во всяком случае, защита будет настаивать на этом, – говорит адвокат Сергей Жеребятьев.

Предполагаемый деловой партнёр Светланы Дунаевой – оперативный дежурный отдела полиции №3 уже осуждён на условный срок, его коллега – участковый, готовится предстать перед судом. Из органов их уволили в связи с утратой доверия, а торговлю персональными данными в воронежской полиции пообещали прекратить.

– Главным управление разработан план мероприятий, направленный на недопущение противоправный действий среди сотрудников полиции, а также нарушение законности. В их числе – персональная ответственность каждого руководителя за своего подчинённого, пояснила руководитель пресс-службы ГУ МВД по Воронежской области Наталья Куликова.

Впрочем, поможет ли это, не очень понятно. Полицейских уволили еще в декабре, а, судя по рассказам воронежцев, потерявших родных уже в этом году, рынок, так сказать, информационных услуг от оперативных служб – процветает. Источники в правоохранительных органах утверждают, что средняя сумма взятки за информацию об умершем – 10% от сделки. Попробуем подсчитать, сколько теоретически могут зарабатывать полицейские на продаже информации сотрудникам ритуальных агентств.

Средняя стоимость похорон в Воронежской области 35 тыс. рублей. За первые 2 зимних месяца в регионе умерло 5747 человек. Умножаем на 35 тыс. рублей, получаем приблизительно 201 млн 145 тыс. рублей. 10% от этой суммы – порядка 20 млн рублей.

20 млн – годовой бюджет большого села – это деньги, которые родственники умерших, сами того не осознавая, платят сотрудникам полиции или, например, скорой помощи, за оперативность доставки ритуальщиков к двери. Чтобы понять, сколько это, скажем, что на эти деньги можно было бы благоустроить 6 Комсомольских скверов в Воронеже.

И это сумма только за два месяца. Участники рынка рассказывают – зачастую сотрудники ритуальных агентств стоимость похорон рассчитывают в зависимости от эмоционального состояния родных покойного. К примеру, цена на ритуальную атрибутику в магазине может оказаться вдвое ниже той, которую называют агенты. Дополнительные деньги могут потребовать за землю под могилу, называя это «приватизацией» или покупкой участка. На самом деле около 10 тыс. рублей стоят только услуги могильщиков.

– Дело в том, что никакой приватизации земли нет, земля муниципальная, и такой останется навсегда, земли кладбищ в данной редакции ФЗ невозможно никуда передать. Всё, что люди называют приватизацией, это оформление документов на захоронение. Единственное, в чём ценность этого удостоверения для человека, именно он ходатайствует о захоронении родственников в родственных захоронениях, без его ходатайства захоронение невозможно. Все покупки земли на кладбище – это миф, землю купить на кладбище нельзя, – утверждает директор МКУ «Администрация городских кладбищ» Андрей Хаустов.

Участок два на два метра каждому умершему воронежцу положен бесплатно, на Березовском кладбище. Хоронить на закрытых погостах имеют право только ветеранов войны или родственников уже захороненных, если для этого в ограде есть место. При этом никакой дополнительной мзды за это требовать не имеют права. Впрочем, разбираться в тонкостях родным умерших обычно некогда, как и искать похоронное бюро самостоятельно - а потому на все, так сказать, непрозрачные услуги всегда есть спрос.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 23.04

Гость

Стали известны самые распространённые ошибки «Тотального диктанта – 2018». Участники акции чаще всего ошибались в словах «чересчур», «коленца» и «струганый». Также многие отличились неправильным написанием отглагольных прилагательных и причастий с одной и двумя «н». Чем удивили проверяющих работы воронежских участников акции, в программе «Вести-Образование» рассказала доцент кафедры русского языка филологического факультета ВГУ Ольга Швецова.

Смотреть передачу

Наверх