20 °C
72.19   $ 64.46
< >

Воронежского диспетчера, закрывшего поиски замерзавшей сироты, отправили под домашний арест

Мужчину подозревают в халатности, повлёкшей смерть ребёнка.

Борисоглебский городской суд в пятницу, 15 марта, на два месяца отправил под домашний арест 53-летнего Петра Рогожина, диспетчера Единой дежурной диспетчерской службы Грибановского района. Об этой мере пресечения для мужчины ходатайствовали следователи СУ СКР по Воронежской области. Силовики задержали оператора системы-112 по подозрению в халатности, которая стоила жизни 15-летней девочки. Срок содержания под домашним арестом для диспетчера определили до 12 мая. Об этом сообщили в пресс-службе суда.

 По версии следствия, в ночь с 10 на 11 марта школьница позвонила и пожаловалась на плохое самочувствие.  

– Помогите, мне плохо, – сказала она из последних сил по телефону.

В системе-112 уверяют, что девочка Аня ничего не говорила о том, что её нужно искать. Никто и не мог предположить, что она заблудилась, что ей настолько плохо. Из разговора с ней диспетчер понял, что Аня находится у понтонного моста под Борисоглебском. Сразу же после этого оператор системы-112 подключил к разговору диспетчера «скорой» Борисоглебской районной больницы. Его запись есть в распоряжении «Вести Воронеж». Взрослые пытаются выяснить, где точно находится Аня, но она только тяжело и часто дышит, говорит только одно слово: «Иду».

 – Успела сказать, что ей очень плохо, и она находится в районе Борисоглебска у понтонного моста, – объяснил диспетчер коллеге из «скорой».

– Ладно, сейчас пошлём бригаду. Поедут-поищут, может, найдут. Если ещё позвонит, соедините нас тогда, –  пообещала оператор.

– Конечно, – ответил диспетчер.

В «скорой» действия бригады зафиксировали до минуты. Санитарная машина с бригадой фельдшеров выехала на вызов 11 марта в 0:09. Медики были у понтонного моста уже в 0:15. Но девочки ни у моста, ни в кустах рядом не оказалось. На всякий случай бригада съездила к мосту железнодорожному, но и там никого не нашли. В 00:32 медики передали в ЕДДС информацию об окончании вызова. Диспетчер записал в карточку, что «заявитель не найден».

– От девочки было ещё несколько входящих, но в трубке была тишина, а потом шла запись о том, что абонент находится вне зоны действия сети. Диспетчер, к которому попал вызов девочки, ещё восемь раз ей перезванивал. Но телефон также был вне зоны доступа, – пояснил ранее «Вести Воронеж» Александр Корнеенко, директор системы-112 Воронежской области . – Та информация, которая появилась в СМИ о том, что якобы диспетчер знал, что девочка находится в лесу, не соответствует действительности. Поэтому я бы сейчас не искал крайних.  

Диспетчер попал под статью о халатности, так как не принял решение продолжить поиски человека. Он попросту не понял, что девочка в настоящей беде. В системе-112 рассказали, что получают очень много ложных вызовов, «скорая» часто не находит заявителей. Поэтому и здесь решили, что столкнулись как раз с подобным случаем.

Поиски Ани начались почти через двое суток – вечером 12 марта. Приёмная мать написала заявление в полицию об исчезновении. Вскоре после этого Аню нашли мёртвой у реки Ворона неподалёку от автомобильного моста в лесу, прилегающему к 298 км автодороги «Курск-Саратов». По предварительным данным судмедэкспертизы, девочка умерла от переохлаждения. Бригада «скорой» искала Аню совсем в другом месте – у понтонного моста. Тело же обнаружили от него в полутора километрах – у автомобильного моста, который в Борисоглебске называют Красным.

Следователи, задержавшие диспетчера службы спасения, также пообещали дать правовую оценку действиям сотрудников «скорой», приёмной матери Ани должностных лиц органов опеки и попечительства. Обычные воронежцы же уже дали свою оценку этой страшной трагедии. Обсуждающие её в соцсетях люди теперь не верят, что в критической ситуации к ним проявят участие и придут на помощь.

Ещё по теме

Читайте также