< >

Камеры пыток или места спасения. К чему приведёт возвращение вытрезвителей в Воронеже

Экс-мэр, бывший начальник милиции, правозащитник и врачи – о воссоздании учреждений.

Камеры пыток или места спасения. К чему приведёт возвращение вытрезвителей в Воронеже

В начале ноября Госдума в первом чтении приняла законопроект о воссоздании системы медицинских вытрезвителей, которую официально МВД России ликвидировало в 2011 году. В Воронеже в 90-е годы работало шесть «трезвяков», в районах области – больше 20. Слава о них была широка, и многие из тех, кто попадал туда, вспоминали их недобрым словом, сравнивали с камерой пыток – людей унижали, били, грабили. Неслучайно в Воронеже в одном из первых городов в стране вытрезвители закрылись – в начале 2003 года.

Теперь же в России задумались о возвращении вытрезвителей. Представлявший законопроект депутат Александр Хинштейн заявил, что результатом упразднения системы вытрезвителей стал рост «пьяной преступности» – на 35%. Выросло число преступлений и в отношении пьяных. В пояснительной записке к документу также говорилось, что по причинам алкогольного опьянения в стране ежегодно умирает более 50 тыс. человек, в том числе 8-10 тысяч – от переохлаждения на улице.

Если закон о возрождении медвытрезвителей примут, каждый регион будет вправе решать, создавать ли такие учреждения на своей территории. «Вести Воронеж» поговорили с людьми, находящимися при власти в период работы «трезвяков» в Воронеже, а также с теми, кто яростно боролся с ними и кто по долгу службы постоянно сталкивается с беспомощными пьяными людьми, и узнали их отношение к идее воссоздания системы медицинских вытрезвителей.

Игорь Банин, главврач БСМП №1

Сейчас людей с улицы везут к БСМП №1 либо в БСМП №10. И редкий день, когда только в нашу больницу не попадают по 10-12 человек в состоянии алкогольного опьянения, а в праздники – ещё больше. Закрывать глаза на эту проблему нельзя, человек может умереть на улице – поэтому в том или ином виде вытрезвители должны быть.

Но часто человеку надо, чтобы он просто находился под наблюдением и без алкоголя, однако где здесь место медицине? На нас лежит ответственность, поэтому мы постоянно следим за пациентами так называемых палат неадекватного поведения, но это сильно оттягивает наши силы от основной работы.

Если вытрезвители сделают не на территории больницы, и в них будет своя медслужба, это правильно. Но когда человеку реально нужна серьёзная медицинская помощь, его, конечно, нужно везти в скоропомощные больницы.

Галина Кудрявцева, депутат гордумы в период работы вытрезвителей

Вытрезвители нельзя возвращать – будет бандитизм, ведь у них только одна цель – извлечение прибыли. Причём раньше бродяг, которые валялись под ёлочками возле думы, никто не поднимал – наоборот, милиционеры отворачивались. А забирали тех, кто отметил получку ста граммами и шёл с деньгами домой.

Но самое главное – сколько загубленных судеб было, сколько людей стали инвалидами, когда работали вытрезвители! Я поэтому с ними боролась и собиралась подавать в суд на администрацию области и управление внутренних дел. Тогда в РОВД сообщали, что много преступлений раскрывается именно в вытрезвителях – но ведь потому, что из выпившего человека можно выбить любое признание.

Вытрезвители – это способ унижения людей, раньше же о попадании туда ещё и на работу сообщали. Почему нельзя подбирать пьяных и везти их домой, выписывая штраф, а если уж дома начнут буянить – тогда в полицию? Пьющим людям требуется лечение, они сами не могут остановиться. Надо исключать то, что заставляет их пить – бытовую и экономическую неустроенность, а не зарабатывать на них.

Александр Цапин, мэр Воронежа в период работы вытрезвителей

Молодёжь сейчас практически не пьёт – ещё 10 лет назад студенты сидели с пивом в Кольцовском сквере, но сегодня их там не встретишь. Поэтому той потребности в вытрезвителях, которая была раньше, нет. Большинство людей, которые будут попадать в вытрезвители – алкоголики, их надо лечить. А для тех случайных, которые там окажутся, будет уроком, что надо быть дисциплинированнее.

Люди сейчас другие, а значит, и подход должен быть другим. Нужно посмотреть на проблему с иного ракурса – если медвытрезвители возьмут на себя функцию лечения алкоголизма, будет хорошо. Они должны быть направлены на попытку выздоровления людей. Хватать для галочки на улице всех подряд, как это было раньше, сажать в вытрезвитель и сообщать об этом на работу – не нужно, это бесполезно.

Ольга Гнездилова, правозащитник

Пока государство не может бороться с пытками в отделах полиции и обеспечить эффективное расследование таких жалоб, возвращение вытрезвителей приведет только к росту нарушений прав задержанных. Хорошо, если вместо вытрезвителей государство предложит работающие программы преодоления алкогольной зависимости. Ведь вытрезвители этой проблемы не решают.

Виктор Тройнин, начальник управления внутренних дел Воронежской области в период работы вытрезвителей

Если бы была статистика, сколько людей погибло из-за не оказанной вовремя помощи, то о необходимости возрождения вытрезвителей можно бы рассуждать объективно. Интуитивно мне кажется, что это нужно делать. Как часто мы видим спящих на лавочке людей в мороз? А сколько из десятка прохожих подойдёт и вызовет скорую? Единицы. Кто знает эту ситуацию не понаслышке, всегда будет «за» вытрезвители.

Да, раньше были случаи, когда в вытрезвители людей забирали умышленно, но это были, скорее, исключения. Если так рассуждать, можно и из дома не выходить. Главное, чтобы был хороший контроль общественности. Вы говорите, жаловались на сотрудников полиции. Было, да, но меньше, чем на чиновников и сотрудников других ведомств. Возьмите хоть ту же социальную сферу: сколько раз не приходили вовремя к умирающему человеку?

Александр Орлов, главный нарколог Воронежской области с 2006 по 2019 годы

То, что собираются возвращать вытрезвители путём государственно-частного партнёрства – разумно. Это может спасти по стране тысячи жизней – речь о тех, кто пьяным до смерти может замёрзнуть или подвергнуться нападению.

Но я считаю, что работать это должно так: полицейские, заметив  потерявшегося в пространстве человека, вызывают скорую, а уже врач решает, везти его в больницу или в вытрезвитель. Да, это накладно для скорой помощи, но полицейские не всегда могут отличить алкогольное опьянение – когда человеку нужно просто проспаться – от тяжёлого отравления алкоголем или даже комы.

Единственный вопрос – не подвергнутся ли люди поборам, но он решаемый. Все автомобили полиции оснащены видеокамерами. Будет легко доказать, что человек был несильно пьян и мог самостоятельно дойти до дома. Раньше беда была ещё и в том, что фельдшер подчинялся начальнику вытрезвителя и получал зарплату в органах внутренних дел. Думаю, что справедливее было бы, чтобы в таких местах работали вольнонаёмные медики, которые объективно оценивали состояние человека.

Присоединяйтесь к нам в Яндекс.Мессенджере
Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях
Подпишитесь на нас в Яндекс.Новостях

Читайте также