18 °C
72.62   $ 65.6

Смертельная обида. В Воронеже для сельчанки попросили 12 лет за убийство 6-летней девочки

Прокурор представила доказательства вины Татьяны Русиной в преступлении, совершённом 13 лет назад.

Оксана Грибкова 4021
Смертельная обида. В Воронеже для сельчанки попросили 12 лет за убийство 6-летней девочки

В Воронежском облсуде 17 января начались прения по самому резонансному делу 2018 года. На скамье подсудимых 35-летняя Татьяна Русина из кантемировского села, которую обвиняют в убийстве 6-летней девочки. Для неё гособвинитель облпрокуратуры Наталья Кузнецова попросила 12 лет колонии общего режима.

В своей речи прокурор ещё раз напомнила события, случившиеся 13 лет назад, когда погибла маленькая Люба. Обвинение представила суду доказательства вины Русиной, которые были собраны во время предварительного и судебного следствия.

Удар в сердце и сожжение тела

Гособвинитель Наталья Кузнецова в прениях отметила, что долгие годы обстоятельства смерти 6-летнего ребёнка оставались тайной. За убийство девочки в 2006 году судили брата Татьяны Русиной, но обвинения с него были сняты из-за недостатка доказательств.

Поводом же для возобновления расследования в 2018 году стали свидетельства сына Татьяны Русиной, который описал, как мать на его глазах в 2005 году зарезала девочку.

Весной 2018 года Татьяна Русина чистосердечно призналась, что зарезала Любу, а её останки сожгла в лесополосе неподалёку от дома. Обвинитель напомнила суть её показаний. В тот день, 6 мая 2005 года, 6-летняя Люба играла во дворе дома Русиной с её 3-летним сыном Виталиком. Женщина из дома услышала плач сына, вышла на улицу и увидела, что у малыша из носа течёт кровь. Он плакал. Понимая, что сына ударила Люба, Русина сильно разозлилась. Из обиды за сына Русина взяла нож и ударила им девочку в грудь. От ранения малышка скончалась. После этого сельчанка отнесла ребёнка в лесопосадку рядом с домом, облила бензином и подожгла.

Обгоревшие останки девочки нашли в августе 2005 года, чуть позже тракторист наткнулся на череп ребёнка во время уборки подсолнечника в поле. Чтобы отвести от себя подозрения, Татьяна Русина дала показания против сожителя, отца своего сына, и одного из братьев. Её разоблачения легли в основу обвинений против брата, которого чуть было не осудили за изнасилование и убийство ребёнка в 2006 году. Годы спустя, оказавшись в СИЗО в 2018 году, Русина, несмотря на признания, снова решила свалить вину за убийство Любы на кого-нибудь другого. Русина в суде часто плачет и уверяет судью, что невиновата в смерти малышки.

– В суде Русина категорически отрицает свою вину, утверждая, что себя оговорила. Гособвинение связывает её позицию не только со стремлением избежать уголовной ответственности за особо тяжкое преступление. Ведь убийство ребёнка нарушает все возможные нормы человеческой морали, – отметила Наталья Кузнецова и представила суду доказательства виновности Русиной.

Убийство как первое детское воспоминание

Прежде всего, прокурор обратилась к показаниям 16-летнего Виталия, сына подсудимой. Давая показания в суде, парень подтвердил, что видел 13 лет назад, как мать убила Любу, с которой он дружил и играл. Те страшные события стали «первым ярким детским воспоминанием юноши», подчеркнула Кузнецова.

Напомнила гособвинитель и о показаниях родственницы Русиной, которой Виталий рассказывал о случившемся на его глазах убийстве в 7, а потом и в 16 лет. Доказательствами стали слова соседей, которые в последний раз видели Любу, уходящей вместе с Русиной и её сыном.

Отдельно Наталья Кузнецова остановилась на усилиях, которые Татьяна Русина предпринимала в 2005 году, чтобы отвести от себя подозрения. Русина передала матери исчезнувшего ребёнка «записки от похитителей». В одной из них речь шла о том, что девочка мертва, и искать её не надо, в другой – о том, что у Любы всё хорошо, её взяли на воспитание люди, у которых нет детей. Почерковедческая экспертиза установила, что их написала Татьяна Русина.

В августе 2018 года, через три месяца после исчезновения Любы, Русина сказала, что наткнулась в яблоневом саду на туфли девочки, и отдала их силовикам. Обувь явно была подброшена, так как на том месте, которое указала Русина, обычно ходят односельчане.

–  Все события, все ниточки, связанные с этим преступлением, ведут к Русиной, – подчеркнула Наталья Кузнецова.

13 лет спустя

Гособвинитель попросила суд признать Русину виновной в убийстве ребёнка и приговорить её к 12 годам колонии общего режима. Прения сторон по громкому делу продолжатся через неделю. В них также поучаствуют Татьяна Русина, её адвокат Владимир Кузнецов и потерпевшая, мама погибшей девочки Елена Никитченко.

До этого в суде Елена Никитченко рассказала о том, как сложилась её жизнь после гибели Любы - говорила коротко, почти без эмоций. Вышла замуж, работает, воспитывает двух дочерей – им 9 и 12 лет. Первую дочку, которую она потеряла, ей до сих пор трудно называть по имени. «Моя девочка», «девочка», – сдерживая слёзы, говорила мама в суде о своей Любе.

– Я не верила, что мою девочку убил брат Русиной. Он человек мягкий и бесхребетный, не то, что она. Знаю Русину с детства, она всегда была жестокой и агрессивной. Был случай, как она однажды оторвала лапу щенку, – объяснила Елена Никитченко. – Все три записки как будто от похитителей приносила она, туфли она отдала и брата оговорила тоже.

Семью Татьяны Русиной сложно назвать благополучной. Мать и отец выпивали, по тому же пути пошли трое сыновей и дочь. Всю жизнь Никитченко жила бок о бок с Русиной, до недавнего времени даже работала с ней на одном предприятии. Старшего сына женщины Виталия давно забрали на воспитание родители его отца.

Младшему сыну Русиной сейчас 6 лет. Мальчик всё время ходил в синяках, рассказывал односельчанам, что мать поит таблетками, «чтобы спал», что бьёт его. Говорил, что боится маму. В конце концов, Русину из-за жестокого обращения с ребёнком лишили родительских прав, а мальчика забрали в интернат. Несмотря на это, в прениях прокурор попросила суд при назначении наказания учесть наличие детей у Татьяны Русиной как смягчающее обстоятельство.

Ещё по теме

Читайте также