23 °C
70.56   $ 62.95

От убийства до суицида. Пять вопросов о смерти солдата на полигоне под Воронежем

Почему гибель 19-летнего Степана Цымбала не расследуют как убийство.

Оксана Грибкова 3480
От убийства до суицида. Пять вопросов о смерти солдата на полигоне под Воронежем

Со смерти 19-летнего солдата Степана Цымбала на полигоне под Воронежем прошло три месяца, но в деле об убийстве до сих пор нет подозреваемых. Следствие склоняется к тому, что юноша совершил суицид. Не исключено, что дело могут переквалифицировать на доведение до самоубийства.

Однако родные Степана Цымбала отказываются верить в то, что он добровольно ушел из жизни. У их представителей из правозащитной организации «Зона права» остаётся немало вопросов, почему и как случилась трагедия. Корреспондент «Вести Воронеж» вместе с адвокатом Сергеем Локтевым, который представляет интересы родителей солдата, сформулировала пять главных вопросов в этой страшной истории.

Смерть рядового Цымбала

Тело 19-летнего Степана Цымбала сослуживцы нашли 10 февраля в 19:40 в палатке для мытья посуды на полигоне «Погоново» под Воронежем.

– На полу, в сидячем положении с вытянутыми вперед ногами, а также вытянутыми перед собой руками, связанными в районе кистей пленочной лентой с клеевым покрытием (скотч), с одетым на голове полимерным пакетом, обмотанным по шее скотчем, обнаружен рядовой Цымбал С.А., без признаков жизни, – написано в постановлении следователя, которым мать юноши Араксию Фатьянову признали потерпевшей.

Степана призвали на службу в октябре 2018 года из Краснодарского края. В части он был водителем, а во время учений в Каширском районе трудился поваром.

– Мы увидели, что у Стёпы нет половины лица, голова замотана белой тряпкой, глаза залеплены ватой, залиты клеем, заклеены скотчем, остался край носа, разбиты губы. Всё указывало на то, что нашего сына жестоко избили, а чтобы мы не задавали вопросы, сослались на то, что была сделана трепанация, но они просто хотели скрыть насильственную смерть, – заявили родители парня после похорон.

Огласка в СМИ вынудила представителей военного СКР выпустить официальное заявление и признать, что возбуждено дело об убийстве солдата. Больше никакой информации о ходе расследования не сообщили. Новости появлялись в публичном пространстве лишь от родителей Степана Цымбала и их представителей. 

Вопрос первый. Какие причины у парня для суицида?

В версию о самоубийстве Степана Цымбала не верят ни родители, ни знакомые. Никаких причин уходить из жизни у парня не было. Ни депрессий, ни попыток, ни склонностей к суициду у него не замечали. На службу в Богучарской части №91711 родным Стёпа   никогда не жаловался. А призвали его почти за четыре месяца до гибели – 17 октября 2018 октября.

 – У меня закралась такая мысль, что они ищут что-то такое, чтобы связать с самоубийством. Якобы у него нервы не в порядке. Наследственность выспрашивают: а у вас не было в роду самоубийц? – справедливо отмечала в разговоре Араксия Фатьянова. – Доведение до самоубийства – это очень долгий процесс. Не может быть, чтобы ударили, и вот человек решился на суицид. И человек, которого доводят, всячески издеваются, он за один день не мог бы на такое решиться

С ней солидарен и адвокат Сергей Локтев, который пока не увидел в материалах, с которыми его знакомили в военном СКР, обоснованных мотивов для суицида у Степана. При этом следователи опрашивают одноклассников и знакомых Цымбала, изъяли для изучения его медицинские карты. Вероятно, ищут подтверждение именно этой версии.

Вопрос второй. Кто виноват, если Степана Цымбала довели до самоубийства?

Из расследования об убийстве солдата довольно быстро выросло другое дело – о неуставных отношениях. Изучив все события вокруг Степана Цымбала, сотрудники военного СКР вышли на начальника вещевой службы капитана. Как выяснили следователи, за несколько часов до смерти солдата офицер несколько раз ударил Степана. 

Кадр со съёмки учений на полигоне «Погоново»

У начальника вещевой службы пропало из машины два ящика водки «Нефть», и он хотел выяснить их судьбу. Капитан 10 февраля примерно с 15 до 16 зашёл в палатку отдыха поваров, где в это время был Степан Цымбал. Так как парень трудился ночью, у него было положенное время для сна. Офицер стал будить Степана, чтобы тот собрал тех солдат, которые живут в этой палатке. Цымбал крепко спал и никак не отреагировал, что очень разозлило командира. Как установили следователи, капитан вышел за пределы своих полномочий и четыре раза ударил Степана кулаком по телу. 

– Начальник вещевой службы, который вероятно ударил Степана при свидетелях, написал явку с повинной. Его пока обвиняют только в превышении служебных полномочий. Как установила судмедэкспертиза, повреждений от ударов капитана на теле Цымбала не осталось, никакого вреда здоровью его действия не причинили, – пояснил Сергей Локтев. – Однако если дело будут переквалифицировать на статью о доведении до самоубийства, то капитан может оказаться одним из основных подозреваемых, что логично.  

За последние пару лет в Богучарской части было несколько самоубийств рядовых и офицеров. Об этих случаях стало известно благодаря слухам – официально события никак не комментировали ни военные, ни органы следствия. Вся информация о ЧП в армии обычно закрытая – от начала и до конца.

Вопрос третий. Мог ли солдат убить себя сам?

Версия о самоубийстве Степана Цымбала вызвала волну общественного негодования. Как он мог намотать на голову пакет со скотчем, а потом ещё и связать руки? Сослуживцы и офицеры, видевшие тело парня в палатке, давая показания, не сомневались, что солдата убили. Ни у кого тогда и мысли не возникла о суициде – слишком уж страшная была картина: худенький мальчик сидел в углу палатки с пакетом на голове и скотчем на запястьях.

Даже приезжавших на Погоново врачей «скорой», у которых большой опыт в подобных ситуациях, возмутила версия о суициде. Медики не смогли молчать, отметив, что готовы к давлению со стороны военных.

– За кого надо принимать своих граждан, чтобы не просто замалчивать очевидную ситуацию, но и выдвигать публично такие нелепые версии? Какое это может быть самоубийство или остановка сердца без признаков насильственной смерти, если наш доктор, который сразу выехал на место ЧП, обнаружил тело юноши в таком ужасающем состоянии? На голове пакет, руки связаны скотчем. Эта официальная запись есть в нашем журнале дежурств, она фигурирует в единой базе вызовов. И это уже никуда не денешь, – цитировало издание «Горком» старшего врача областной станции скорой медпомощи Ольгу Бородину.

Следователи же, прежде всего, ссылаются на исследования экспертов, которые не исключают, что солдат мог именно так уйти из жизни.

– У экспертов есть тело и описание, в каком виде был обнаружен человек. Они устанавливают причину смерти.  Эксперт отвечает на вопрос, мог ли человек, обнаруженный с обмотанным скотчем пакетом на голове, умереть от удушения. Да, мог, делает заключение эксперт, – рассказывает Сергей Локтев. – Мы не оспариваем, что Степан умер от асфиксии. Насколько я знаю, сотрудники СКР даже проводили следственный эксперимент, который вроде как подтвердил, что такое возможно. Однако с его материалами нас пока не ознакомили, ссылаясь на тайну следствия.

Вопрос четвёртый. Если суицид, то почему именно так?

Вопрос психологический. Если Степан Цымбал добровольно решил уйти из жизни – к чему подводит на данный момент расследование – почему именно так? Способов ухода из жизни много, и подобный практически не встречается, так как больше других противоречит природе человека. По словам адвоката, ему удалось узнать всего о двух-трёх похожих ситуациях.

– Когда человек начинает задыхаться, у него просыпается инстинкт самосохранения – он всё равно сорвёт пакет. Это то же самое, если зажать руками нос и рот. У Степана перевязанные скотчем руки находились перед ним, то есть чисто теоретически, он бы мог всё это прекратить, – рассуждает Сергей Локтев. – Если же нет, то насколько человек не должен хотеть жить? Что могло повергнуть парня в такое состояние аффекта? Неужели единоразовое избиение офицера? Если следствие посчитает, что это так – мы с подобными выводами не будем согласны.

Вопрос пятый. Ищут ли возможных убийц солдата?

Формально военные следователи продолжают отрабатывать версию об убийстве. Однако проблема в том, что работать им, вероятнее всего, не с чем. Свидетелей вероятного конфликта Степана Цымбала и его сослуживцев нет, кроме истории с начальником вещевой службы. Других показаний тоже нет, и через три месяца после трагедии вряд ли появятся. Поэтому на первом плане и оказалась весьма специфическая версия о суициде.

– По тем документам, которые есть в деле – у Степана нет прижизненных телесных повреждений, которые свидетельствовали бы о борьбе, насильственном удушении, – поясняет Сергей Локтев. –  Но, если его схватили и держали – от предплечья и выше, то могли или нет появится синяки через зимний бушлат? Возможно, что и не могли. И ещё важный вопрос, который следовало бы выяснить – была ли у Степана потеря сознания до момента биологической смерти? Не могли ли его оглушить, ударить, а потом надеть пакет? Пока не доказано обратное, мы не можем этого исключить.

В расследовании могла бы помочь ДНК-экспертиза. На учениях на полигоне «Погоново» было не так много солдат и офицеров.

При необходимости можно было бы чуть ли не всем провести генетический анализ – сравнить его со следами на вещах Цымбала, скотче, пакете. Так сейчас часто раскрывают многие преступления. Однако, когда парня обнаружили, его сослуживцы предполагали, что он жив. Ребята сделали то, что предпринял бы каждый на их месте – пытались спасти человека. Первые, кто увидел парня, разрезали пакет. Поспешившие им на помощь люди разрезали скотч. Поэтому надежды на ДНК-анализ не возлагают ни следователи, ни представители семьи.  

– Вопросов очень много. И многое из то, что есть в материалах, нам пока неизвестно, так как сотрудники СКР ссылаются на тайну следствия, – говорит Сергей Локтев. – Мы будем разговаривать со специалистами, формулировать свои вопросы и просить следствие назначить комплексную психолого-психиатрическую и дополнительную медицинскую экспертизу, чтобы разрешить все сомнения, и узнать, что произошло на самом деле. 

Ради правды и справедливости

Родители Степана Александр Цымбал и Араксия Фатьянова при поддержке Совета солдатских матерей Росси написали петицию, обратившись к руководству Минобороны и СК России. Они попросили о правде и справедливости не только для себя, а для родителей всех солдат. Матерей и отцов, которые хотят, чтобы их дети вернулись домой живыми.

– Среди вас нет Бога. Но и не каждого из вас можно назвать человеком. Кто это совершил?.. Не на поле боя, не в плену был Степан, а в российской воинской части, – написали в постскриптуме к петиции «солдатские матери». –  В армии России огромные и чудовищные проблемы. Ребята гибнут в мирное время от рук ублюдков.

В утешение родителям, говорят в Комитете солдатских матерей, в лучшем случае следует возбуждение уголовного дела с фиктивным приговором. А бывает и дела нет «по принципу нет тела, нет дела».   Представители организации напомнили Минобороны о том, что их задача – защита и безопасность страны. Но что об этом говорить, если не обеспечиваются безопасные условия службы своим военным.

– Мы – матери и отцы России требуем честного расследования и суда над убийцами военнослужащего Степана Цымбала. Если этого не будет, снимите правдивый фильм о гибели Степана, о своём поведении перед родителями, о заявлении ЗВО... (о ненасильственной смерти, – прим ред.) Одного этого фильма будет достаточно для ознакомления общественности с реальной армией, – добавили составители петиции. – Это будет хотя бы честно перед призывниками и родителями, перед народом. В конце концов, избавите себя от необходимости бесконечно лгать.

Ещё по теме

Читайте также