ГТРК Воронеж

​В биосферном заповеднике запретили сбор черники, но её всё равно продают

01.07.2015

17:10

Воронежский биосферный заповедник объявил официальный запрет на сбор черники на своей территории, более того, теперь даже прийти и посмотреть на неё в природе нельзя – проход закрыт. Причина тотального запрета – ягода почти исчезла. Черника в области растёт только в Усманском бору, и растение в региональной Красной Книге, как очень редкий вид. Сколько черники осталось на весь регион и откуда она на рынках?

Эти инспекторы по утрам ходят в лес - за каждым по 20 участков, которые нужно обойти в поиске нарушителей. Вычисляют по пальцам - у сборщиков они синие от черники. В этом случае вора выдает рубашка в пятнах, увидев людей в форме, женщина пытается скрыться в чаще. Говорит, просто гуляла. С ведром.

"В ней ничего не было, и вы мне ничего не можете ни предъявить, ни сделать, а мало ли, где я была? У меня руки чистые. – Проход на территорию запрещен! - Да хватит вам. – Ну, вот и хватит вам, протокол составим. То, что у вас черники нет, это согласен. Значит, будет протокол без ущерба".

Без ущерба – это штраф на тысячи 3 - 4, если бы в ведре нашли чернику, пришлось бы возместить её стоимость. Между тем, таёжное растение – действительно редкое в Воронежском регионе, встречается только в заповеднике. Засухи и пожары ему сильно повредили.

Елена Стародубцева, заместитель директора по научной работе Воронежского биосферного заповедника: "У нас в 2008 году случился пожар в черничнике, мы наблюдаем это место. Вот уже прошло 7 лет черничник начинает восстанавливаться, но плодоношения еще пока нет. Некоторые люди просто варварский собирают этот вид, вырывают сами кустики и затем садятся и обирают эти ягоды. Сам этот кустарничек, он многолетний, отрывается растение, то потом оно восстанавливается на протяжении нескольких лет".

В основном, на поляны приходят местные жители, оттуда сразу на ближайший рынок, например этот в Краснолесном.

"Это у вас черника? - Да. Черника! – А почем она? Эта 400. - А сколько в этой – это три литра , а это полтора. - А чья она? – Наша! Воронежская? - Конечно! Графская! - В лесу, прям здесь вот? - Да! – Вырывают ее? – Да не привозят же, берите, берите! Вы че, покупаете, или спрашиваете?".

"А в какую цену черника у вас? - 600, а чья она? – Чья? – Тут собирала. – Тут, в заповеднике? - Да, в заповеднике".

Те же продавцы, на том же рынке через 2 минуты:

"Вы знаете, что в биосферном заповеднике запрет на сбор, что вы думаете? – Тут много черники. - А эта откуда у вас? – Купила. - Тоже купила? То есть, вы тут все перекупщики? - В таком возрасте. Куда ж я пойду. 74 года".

"Что вы думаете по поводу запрета сбора черники в биосферном заповеднике? - Ничего не думаю. - А у вас откуда черника? - Купила. - Что-что? – Купила! – А где? - На рынке? - То есть, вы перекупщик и перепродаете? – Да. – То есть, это не из заповедника? – Нет. – Понятно".

При появлении нашей камеры, черники на прилавках сразу поубавилось, многие просто спрятали банки. То же самое, говорят сотрудники заповедника, происходит, когда сюда приезжает участковый. Ответы те же – ягода не местная. Получается, что действует только один способ - ловить нарушителей на месте сбора.

Михаил Руденко, заместитель директора в области охраны окружающей среды Воронежского биосферного заповедника: "Если при человеке обнаружено, непосредственно он собирал чернику, допустим, один килограмм выходит по ущербу 509 рублей, если же он вырвал кустик с корнями, или причинил вред до прекращения роста растению, то штраф там значительно больше, исчисляется по методикам, составляет где-то в районе 330-340 тысяч. Да, за кустик".

Впрочем, пока таких огромных штрафов не выписывали, как и просто за собранную ягоду. За весь прошлый сезон составили всего 8 протоколов – инспекторы часто жалеют нарушителей и стараются воздействовать на них силой убеждения.


«Вести-Воронеж» знают, как вам удобнее получать новости. Наши официальные аккаунты в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Telegram, Twitter.

Картина дня

ИТОГОВЫЙ ВЫПУСК «ВЕСТИ-ВОРОНЕЖ» 22.09

Гость

Воронежским улицам нужно вернуть первоначальные исторические названия, не связанные с политикой, политиками и идеологией. И если менять названия, то всем – такое мнение в интервью нашему телеканалу высказал воронежский историк Владимир Размустов. Напомним, на прошлой неделе группа общественников обратилась в мэрию с предложением переименовать улицу Волгоградскую в Сталинградскую, а Каляева – в Петропавловскую. В мэрии после обсуждения решили узнать мнение воронежцев – провести опрос в интернете.

Смотреть передачу

Наверх