вторник, 13 ноября

Родился, трудился, расстреляли. Воронежцы вспомнили жертв политических репрессий

Город присоединился к всероссийской акции памяти.

По всей стране сегодня вспоминают жертв политических репрессий. В Воронеже сразу на двух площадках звучала молитва памяти. А в Дубовке последние почести отдали ещё 52 расстрелянным в конце 30 годов. Сейчас на территории мемориала перезахоронены уже больше 3 тыс. человек. По традиции в этот день сюда привозят портреты репрессированных. Но, оказалось, так чтят память не только членов своей семьи.

В её руках чужая семейная реликвия. За сотню километров от дома Тамара Пегарькова приехала ради сельского священника. Об Отце Иоанне Севастьянове ей с детства твердила бабушка. Арестован в апреле 1937 года, в августе расстрелян где-то здесь – всё, что есть в архиве. Односельчане помнят и жену священника. Она ждала его до самой смерти – долгие 16 лет, считая, что тот жив и где-то в лагерях. Сами жители Садового даже ездили к протоирею за советами – прямо в воронежскую тюрьму.

– Приезжали за разрешением таких жизненных вопросов, например, вступать в колхоз или не вступать. У одной женщины – 11 детей. Она: «Ну, как, Батюшка, вступать или не вступать?» Он говорит: «Вступай, иначе вы умрете с голоду». То есть, он так прогрессивно мыслил. Если передачку он получал, то он на окошко вешал платочек носовой. Значит, он там. А потом в один день пришли, а платочка этого нет, – вспоминает жительница села Садовое Тамара Пегарькова.

В Дубовке это уже 70 по счету могильный курган. На надгробье снова будут лишь цифры. Тут перезахоронили останки ещё 52 репрессированных воронежцев. Все – из одной расстрельной ямы. Её поисковики обнаружили по просевшему грунту – тела, присыпанные известкой, нашли на трехметровой глубине. Среди этих расстрелянных тоже был священник – сохранилось его облачение. Но никаких совпадений, это точно не отец Иоанн.

– Они были захоронены зимой, так как находили валенки, галоши, все были в тёплой одежде. Кружки при них находились, личные вещи были – нательные кресты. Вещи не подписаны, и никаких нет следов. Только в архивы, – рассказал поисковик поискового отряда «Патриот» Вячеслав Дыкин.

Их не забудут, потому что они перестают быть безымянными. В регионе издают книгу памяти. Истории репрессированных воронежцев всего в нескольких предложениях. О каждом – родился, трудился, осужден по статье, расстрелян, реабилитирован. Если находят, печатают и фотографии. В следующем году выйдет уже четвёртый такой том. В каждом – по 5 тыс. фамилий.

Вслух и поимённо их вспоминают обычные прохожие. На Никитинской площади и у памятника Пушкину, несмотря на пронизывающий холод, несколько часов по очереди читают те самые тома.

Совершают заупокойную службу – литию. И просят горожан этим вечером зажечь свечу, вспоминая всех сгинувших на рубеже 30 и 40 годов. По подсчётам поисковиков в той же Дубовке навсегда остались больше 8 тыс. наших земляков. И их честь тут может появиться вторая воронежская Ротонда. Её хотят строить за счёт пожертвований.