Расстрел мэра и двойное убийство. После каких преступлений присяжные оправдывали воронежцев

И почему большую часть таких приговоров после вердиктов непрофессиональных судей отменяют.

Расстрел мэра и двойное убийство. После каких преступлений присяжные оправдывали воронежцев

Присяжные заседатели 10 октября отпустили на свободу воронежца Андрея Калинина, которого судили за убийство с особой жестокостью. Четверо из коллегии, состоящей из восьми человек, решили, что Калинин невиновен в сожжении человека заживо. Это первый оправдательный вердикт «судей факта» в Воронежского облсуде за довольно долгое время. В последние пять лет такой вид суда не пользовался у обвиняемых в особо тяжких преступлениях большой популярностью. При этом результаты одного-двух процессов в год становились обвинительные вердикты и приговоры. Последним из них стало дело об убийстве морпеха Паши, где двое парней получили по 16 и 18 лет строгого режима.

Корреспондент «Вести Воронеж» вспомнила оправдательные вердикты, какие выносили обычные воронежцы за 16 лет, которые действует этот вид правосудия.

Первые вердикты

Суды присяжных в Воронежской области начали работать с 2003 года, когда их ввели по всей России. Несколько лет после этого они были необычайно популярны. Первые же вердикты, которые вынесли обычные воронежцы, привели к оправдательным приговорам. Речь шла об убийствах с отягчающими обстоятельствами. В 2003 и в 2004 годах было вынесено по два оправдательных вердикта. Присяжные говорили - «невиновен», но Верховный суд отменил оба приговора. При новых разбирательствах другие составы «судей факта» признали тех же самых подсудимых виновными.

Примерно тогда «судьи с улицы» оправдали обвиняемого в двойном убийстве. Голоса разделились шесть на шесть, а в таком случае решение выносится в пользу подсудимого. Его освободили в зале суда, на следующий день мужчина скрылся из города. Верховный суд отменил этот приговор. Верховный суд отменил этот приговор. Через несколько лет беглеца задержали. Новая коллегия присяжных поддержала своих предшественников, оправдательный приговор вступил в законную силу.

Расстрел, которого как бы не было

Большой скандал разразился в 2007 году, когда присяжные заседатели оправдали заказчика и исполнителя покушения на мэра Борисоглебска. Это было одно из самых громких дел 2005 года – главу райцентра Ивана Данилова расстреляли у его дома поздним ноябрьским вечером. Чиновник был тяжело ранен и чудом выжил.

На скамье подсудимых оказался депутат-предприниматель Александр Чистопрудов, которого следователи считали заказчиком покушения. У него был с Даниловым конфликт и мэр мешал бизнесу.  Рукавцов же задолжал депутату крупную сумму, и депутат заставил его стрелять в человека «в счёт долга».

Данилов выступил перед присяжными и рассказал о своём ранении, о пуле, которые врачи не смогли достать из его лёгкого.

Иван Данилов был честным мэром и нажил себе врагов

«Судьям факта» показали окровавленные вещи мэра, пистолет и пули. Геннадий Рукавцов дал признательные показания.

Гипсовый слепок следа кроссовки Рукавцова, пистолет, распечатки дат мобильных переговоров между Рукавцовым и Чистопрудовым – показали присяжным. Но все эти доказательства после вердикта «судей факта» оказались полным абсурдом. Присяжные решили, что не было события преступления. До вопроса о виновности или невиновности они даже не дошли.

Оправдательный приговор, который вынес облсуд после вердикта, отменили в Верховном суде. Новая коллегия присяжных признала Чистопрудова и Рукавцова виновными. Суд отправил заказчика покушения в колонию на 12 лет, раскаявшегося исполнителя – на 6 лет.

Жалко того, кто в клетке

Сразу двух обвиняемых в покушениях на убийство присяжные отпустили на свободу зимой 2010 года. По первому делу судили воронежца Ивана Канищева, которого обвиняли в нападении на адвоката. Клиент считал, что юрист его обманул, пообещав вернуть водительские права и не сделав этого. Как утверждало обвинение, Канищев требовал вернуть деньги обратно, но безрезультатно.

По данным следствия, клиент как-то пришёл в офис к адвокату и 16 раз ударил его ножом, забрал деньги и скрылся. Свидетелями ЧП стали несколько человек. Адвокат выжил, но здоровье его сильно было подорвано. Присяжные признали Ивана Канищева невиновным. Вероятнее всего, для них жертвой в этой истории выглядел клиент, а не адвокат.

Другого подсудимого Петра Астанина обвиняли в том, что он облил бензином и поджёг тестя, который забрал из дома избитую мужем дочь. Как считали следователи, во время скандала Астанин облил тестя бензином и поджёг. Загоревшийся тесть выбежал из дома, сбил с себя пламя и перемахнул через забор к соседу.

Сам Астанин и его защитница представили присяжным ситуацию иначе. Подсудимый сообщил, что он поехал в Борисоглебск сжечь вещи, которые родители жены забрали из его квартиры. В доме между ним и тестем завязалась драка. Бензин из открытой канистры пролился на тестя и вспыхнул от зажжённой сигареты, которую тот курил.  В итоге присяжные встали на сторону не обгоревшего человека, а того, кого обвиняли в его сожжении.

Человек в клетке вызывает жалость. В его беде оказывается виноват выжившая жертва, которая на свободе. И здесь непрофессиональные судьи поверили не живым людям, не так давно находившимся на волоске от смерти, а тем, кто за решёткой.

В обеих этих историях о покушениях на убийство адвоката и тестя оправдательные приговоры вступили в силу.

Вопрос доверия

Тема присяжных снова на слуху из-за нововведений, которые вступили силу 1 июня 2018 года. С тех пор такой вид правосудия доступен в районных судах. Правда, коллегии набирают там из шести человек, в областных судах они теперь состоят из восьми заседателей. Пока на основании вердикта в районном суде вынесли лишь один приговор. Он был обвинительным, но присяжные посчитали, что молодой наркодилер заслуживает снисхождения.

Профессиональные юристы считают, что у «судей факта» при оценке событий слишком много эмоций, и они легко верят на слово подсудимым. Однако есть и другое мнение, что спорные дела нужно отдавать на суд присяжных. Они склонны больше слушать человека, чем профессиональные судьи, которые могут страдать обвинительным уклоном. Предполагается, что обычные люди, которым предлагают воспользоваться своим опытом и мудростью, более беспристрастны и объективны.

Присяжным не дают в руки тома уголовного дела. Они должны воспринимать те факты, на основании которых будут судить, на слух, и доверять только своим глазам, а это не всегда хорошо получается. Тем более что количество доступных «судьям факта» материалов уголовного дела ограничено. К примеру, когда речь идет о процессуальных вопросах, присяжных удаляют из зала суда. Не знают они и о прежних судимостях людей, судьбу которым им предстоит решать.

И ещё  момент - судьи факта не несут за свои решения никакую ответственность. Никто не следит – нет ли на них воздействия: угроз ли, подкупа ли. Участникам процессов с присяжными нередко приходилось сталкиваться с тем, что те принимают решения оправдать не потому, что верят в невиновность человека. Оправдывают, потому что не верят правоохранительной системе.  

Ещё по теме

Загрузка...

Читайте также