< >

Воронежского диспетчера системы-112 будут судить за смерть замёрзшей 15-летней сироты

Петра Рогожина обвинили в халатности.

Оксана Грибкова Вести Воронеж 13445
Воронежского диспетчера системы-112 будут судить за смерть замёрзшей 15-летней сироты

В Борисоглебске дошло до суда громкое дело 54-летнего диспетчера системы-112 Петра Рогожина. Его обвинили в халатности, которая привела к смерти 15-летней девочки, сообщили 25 февраля в прокуратуре Воронежской области. Смерти сироты Ани, которая звонила с просьбой о помощи и замёрзла в черте города в марте 2019 года, потрясла Воронежскую область и всю Россию. Трагедия показала пробелы в работе системы-112.

По версии следствия, 10 марта 2019 года в 23: 58 в Единую дежурно-диспетчерскую службу Грибановского района поступил звонок от девочки, которая плакала и просила о помощи. Аня объяснила, что находится в незнакомом месте «у моста» в Борисоглебске.

Сразу после ЧП в системе-112 уверяли, что девочка Аня ничего не говорила о том, что её нужно искать. Никто и не мог предположить, что она заблудилась, что ей настолько плохо. Из разговора с ней диспетчер понял, что Аня находится у понтонного моста под Борисоглебском. Сразу же после этого оператор системы-112 подключил к разговору диспетчера «скорой» Борисоглебской районной больницы. На записи слышно, как взрослые пытаются выяснить, где точно находится Аня, но она только тяжело и часто дышит, говорит только одно слово: «Иду».

Санитарная машина с бригадой фельдшеров выехала на вызов 11 марта в 0:09. Медики были у понтонного моста уже в 0:15. Но девочки ни у моста, ни в кустах рядом не оказалось. На всякий случай бригада съездила к мосту железнодорожному, но и там никого не нашли. В 00:32 медики передали в ЕДДС информацию об окончании вызова.

От девочки поступило ещё несколько входящих, но в трубке была тишина. Потом пошла запись, что абонент находится вне зоны действия сети. Диспетчер, к которому попал вызов девочки, ещё восемь раз ей перезванивал. Не добившись успеха, сотрудник системы-112 записал в карточку, что «заявитель не найден». Таким образом, Пётр Рогожин закрыл вызов, в котором речь совсем не шла о том, чтобы начинать поиски звонившего человека. Предполагалось, что абонент нуждается лишь в помощи медиков.

Поиски исчезнувшей школьницы начались почти через двое суток после её крика о помощи – вечером 12 марта. Приёмная мать девочки написала заявление в полицию об исчезновении. Через пару часов Аню нашли мёртвой у реки Ворона неподалёку от автомобильного моста в лесу, прилегающему к 298 км автодороги «Курск-Саратов».

Школьница умерла от переохлаждения. Бригада «скорой» искала Аню совсем в другом месте – у понтонного моста. Тело же обнаружили от него в полутора километрах – у автомобильного моста.

– Сотрудник диспетчерской службы должного внимания к сообщению ребенка не проявил и не выяснил у нее подробности угрожающей ситуации. Он был осведомлен о несовершеннолетнем возрасте звонившей, нахождении её вне населенного пункта при низкой температуре воздуха. Он не передал сообщение в структурные подразделения МЧС. При совокупности факторов, которые угрожали жизни и здоровью подростка, не привлёк все необходимые экстренные и оперативные службы для организации поисков и спасения девочки, – объяснили в прокуратуре Воронежской области, в чём именно заключалась халатность Рогожина.

Знакомые предполагают, что у девочки могло подняться давление. В последний год у неё были проблемы со здоровьем. Поэтому Аня и потерялась в пространстве и явно была дезориентирована во время звонка в службу спасения. Достоверно известно, что мёртвую Аню потом нашли всего в километре от того места, где она ушла от подруг за несколько часов до звонка.

В системе-112 рассказали, что получают очень много ложных вызовов, «скорая» часто не находит заявителей. Поэтому и здесь сотрудник решил, что столкнулся с подобным случаем.

Ещё по теме

Читайте также