9 °C
70.6   $ 63.85
< >

Мода прошла. Почему жители бегут из воронежских сёл

Впервые за 5 лет в сельских районах зафиксировано отрицательное сальдо миграции.

Наталья Зубкова 12255

За последний год сёла Воронежской области потеряли больше 8 тыс. жителей. Это 8 крупных сёл или полтора десятка деревень поменьше. Впрочем, в трёх районах количество жителей растёт – это пригороды Воронежа: Рамонский и Новоусманский, а также Богучарский, видимо, из-за притока военных.

Впервые за 5 лет в сельских районах зафиксировано так называемое отрицательное сальдо миграции. В сёлах, где ещё 3-5 лет назад наблюдался приток приезжих из городов, он, похоже, закончился. Точнее, уверены местные жители, остались только те, для кого желание жить в селе не было данью моде. Корреспонденты «Вести Воронеж» познакомились с этими людьми.

Илья Шкваркин всё делает сам – с утра и до позднего вечера готовит корм, кормит животных, убирает навоз, выгоняет скот на пастбище и приступает к уходу за огородом. Супруга в это время доит трёх коров и ухаживает за четырьмя детьми. На сельскую идиллию в Аннинском районе она променяла жизнь в Питере, а он – в Твери.

Поднимать четверых семья намерена за счёт увеличения поголовья стада, на это, уверен хозяин дома, потребуется ещё лет 5. Пока детям на воле нравится, но, рассказывает Виктория Шкваркина, старшие мечтают о занятиях спортом и кружках – такой возможности в Островках нет. Возить нужно за 40 км, а за хозяйством необходим круглосуточный присмотр.

– Старшая говорит – может быть, уеду учиться в город и останусь, а средняя наоборот говорит, останусь с мамой, буду помогать и жить тут, – рассказывает жительница села Островки Виктория Шкваркина.

Семья переехала в Островки несколько лет назад. Тогда в село активно зазывали переселенцев. Готовы были по бросовой цене сдавать в аренду пустующую землю, а дом в Островках можно было купить за 50 тыс. рублей. Ждали именно молодые семьи с детьми. Даже создали сайт по поиску новых односельчан – таким образом надеялись спасти сельскую школу от статуса девятилетки. Не спасли.

В этом году впервые не набрали 10 класс. Впрочем, агитация дала свои плоды – в село из разных регионов России переехали 16 семей. Треть уехала обратно. В селе уверены, часть переселенцев ехала в глубинку, чтобы залечь на дно.

– Когда они приехали, начали приходить с органов письма «разыскиваются». Теперь уже их нет, а письма иногда приходят. Мода прошла. В селе, конечно, тяжело. Надо работать, – говорит глава Островского сельского поселения Светлана Гаврилова.

В Верхней Тишанке, впрочем, новые поселенцы все ещё появляются, но, как правило, переезжают на время, имея в селе родственников. Елена Токарева с супругом переехали в село на год-другой пожить у детей из Геленджика. Говорят, здесь им и без моря неплохо.

– Дочка младшая пошла в школу здесь, хорошая школа, сдала экзамен, сейчас девятый класс закончила, подготовили, молодцы. Мне нравится здесь, люди простые, спокойно, тихо. У нас было шумно. Людей много, там счастье знаете, когда начинается? Когда все разъезжаются, – рассказывает жительница Геленджика Елена Токарева.

А Юлия Амельченко ради деревни даже профессию сменила. Акушер-гинеколог из Белгорода теперь заведует сельским клубом. Решение приняла, родив второго ребёнка.

– У нас в округе два карьера было, открытым способом добывали руду. Это не очень хорошо. А сюда я приезжала с детства, знаю, что здесь большое и перспективное село. Квартиры – это скворечник. А здесь свой двор, ребёнок вышел и играет. Наверное, просто смелее стала, – говорит заведующая клубом в селе Верхняя Юлия Амельченко.

Впрочем, рассказывают местные жители, многие поселенцы, променявшие город на село, своё решение теперь изменили. Например, семья Ольга Григораш, переехавшая в Тишанку в начале 2010-х, теперь работает в областном центре.

В Воронежстате рассказывают, в последние годы урбанизация ускорилась. В прошлом году из деревни в город уехало около 3 тыс. жителей. Эту цифру частично компенсируют мигранты, однако население всё равно сокращается и стремительно стареет. Дети даже самых патриотично настроенных родителей чаще не связывают свои планы с деревней.

– В основном уезжают в областной центр. Там вузы и наличие рабочих мест, больше возможностей реализовать себя. Идёт уменьшение численности сельского населения. Увеличение, если и происходит, только за счёт миграции – внутриобластной, межрегиональной и миграции из стран СНГ, – пояснила начальник отдела статистики населения Воронежстата Марина Степанова.

Быстрее всего уезжают из Калачеевского, Павловского и Верхнехавского районов – больше 500 жителей за год. Зато в Рамонском стало почти на 1 тыс. жителей больше. Видимо, за счёт коттеджных поселков вблизи городской черты.

Ещё по теме

Читайте также