< >

Итоги года. Избиение девочки на камеру, капремонт по-воронежски и мертвец на крыше «Волги»

Корреспондент «Вести Воронеж» Наталья Зубкова вспомнила истории года, за которые стыдно.

Испанский стыд – чувство, знакомое, пожалуй, каждому корреспонденту «Вести Воронеж», когда приходится снимать материалы о некрасивых поступках других людей. Наталья Зубкова решила рассказать, кто разочаровал её в 2019-м. «Не делайте так больше», говорит ведущая программы «События недели».

Пожалуй, главное разочарование предновогодних дней для воронежцев – зима. Новый год пришёл, а она – нет. Зато работой коммунальщиков все довольны – они даже без снега и льда посыпают всё песком. А вот кто в 2019 действительно разочаровал – так это некоторые воронежцы.

В 2019-м как никогда много историй, когда скорая помощь требовалась самим врачам скорой помощи. В официальной статистике случаев нападения в регионе было всего три, фактически – десятки. Отчасти поэтому специалистов в неотложке становится всё меньше – увольняется по две бригады в год. Максимум, на что могут рассчитывать фельдшеры в случае опасности – нажать на тревожную кнопку в машине и вызвать на место Росгвардию. Но для этого до кнопки ещё нужно добраться. С полицейскими медики приезжают только в дома из своеобразного чёрного списка – наркопритоны или адреса, по которым пациенты уже проявляли агрессию.

– И кусают фельдшера при попытке удержать пьяную, агрессивную девушку, ведущую себя неадекватно и пытающуюся выйти через заднюю дверь. Настучали по голове: перелом носа, черепно-мозговая травма, а ведь никто из них не садится потом в тюрьму, не несёт уголовного наказания. Такие случаи практически еженедельно. Они не обращаются за правовой защитой, потому что знают, что это всё свернётся, никакой правовой защиты они не получают, – рассказала заведующая Коминтерновской подстанцией скорой помощи Наталья Палиенко.

Ничего удивительного, что у таких взрослых учатся – и весьма успешно – дети. Снятое в Отрожке видео вызвало желание промыть после него глаза у очень многих: несколько школьниц собрались и избили младшую девочку, причём снимая всё это на мобильный телефон. Девочка получила травмы и физические, и психологические. В школу, где училась главная зачинщица драки, нагрянули полицейские. Одна из участниц драки даже пыталась скрыться – её искали волонтеры, а потом оказалось – с ней всё в порядке – просто наказания испугалась.

Воронежские подростки становятся героями криминальной хроники регулярно. Первый резонансный случай произошёл в марте, когда юноши на камеру избили пожилого человека. В школе о малолетних садистах отзывались хорошо и уверяли, мальчики просто оступились.

– Хотел прославиться, как говорится. Всех это задело очень сильно – у нас школа с укоренившимися традициями по воспитанию детей, и случай этот очень неординарный, мы такого не ожидали. Все негативно осудили его проступок, поэтому ему это очень большой урок и рана, которая теперь будет находиться у него в душе, – предположил директор школы Владимир Соколов.

Наказания никто из драчливых детишек не понёс. У правоохранительных органов в таких историях часто связаны руки – уголовная ответственность наступает с 14 лет, большинство антигероев таких видеороликов младше, а жертвы редко пишут на них заявления.

Зато правоохранительные органы хорошо умеют пополнять статистику – например, в Анне бывший медик нашла на полу в банке чужую купюру и взяла её себе. Пенсионерку задержали по горячим следам. Оказалось, что ущерб, который причинила пенсионерка женщине, потерявшей деньги, тянет на серьёзную статью. Да и раскрывать дело было сплошным удовольствием – в банке работали камеры видеонаблюдения, а пожилая преступница продиктовала оператору все свои данные. Дело потом прекратили, но осадочек, что называется, остался.

А вот с законностью работы некоторых частных заимодавцев правоохранители разобраться не могут до сих пор. Бывшие клиенты, чуть не лишившиеся единственного жилья до сих пор ходят по судам и пытаются добиться возбуждения уголовных дел. Как правило, это люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, которые не смогли взять кредит в банке и обратились к неким физлицам, которые пообещали им деньги без справок и поручителей. Но вместо договоров займа подписывали с ними договоры купли-продажи жилья, якобы в качестве гарантии, что долг будет возвращён. А после того, как займ был частично погашен, из недвижимости их выселяли. По словам членов инициативной группы, количество пострадавших измеряется десятками человек.

Очень обидно в этом году стало за обитателей зданий, составляющих наше общее архитектурное наследие. Тех, где живут не больше пяти семей. Им по новому законодательству предлагают ремонтировать аварийные памятники за собственный счёт. Потому что фонду капитального ремонта это невыгодно.

Из программы капремонта «выключили» около двух сотен домов, квартир в которых менее пяти, им вернут уплаченные взносы, которые можно будет пустить на ремонт. Жильцам семи таких объектов этих денег не хватит точно, они живут в домах-достопримечательностях. Например, Странноприимный дом Митрофановского монастыря, в котором жил юный Максим Горький, на жилой похож мало – зданию двести лет, капремонта не было никогда. Удобства самодельные. По словам жителей, на капремонт этого здания требуется 53 миллиона рублей. Искать их теперь предлагают обитателям 4 квартир – в основном инвалидов, живущих на пособие.

При производстве сюжета о покойнике на крыше «Волги» степень стыда за то, что такие вещи происходят на наших глазах, для нашей съёмочной группы достигла пика. Апофеоз нищеты – фото тела жителя Каширского района, привязанное к крыше старенькой «Волги», облетело все интернет-ресурсы страны и даже ближнего зарубежья. Хотя, как выяснилось, ситуация – самая обыкновенная, так доставляют в последний путь жителей сел постоянно. Особенно в бедных семьях – например, в окнах дома погибшего героя даже стёкол нет.

В областном центре вариантов проводов в последний путь предостаточно, но стоимость этой услуги многих может не обрадовать.

От таких безнадежных историй остаётся горькое послевкусие, которое хочется перекрыть чем-то вдохновляющим – поэтому лучше, чтобы в новом году поводов восхищаться у нас было больше, чем стыдиться.

Ещё по теме

Читайте также