< >

Похоронены не по-человечески. Кто ухаживает за неучтёнными могилами солдат в Воронежской области

Деньги на благоустройство таких захоронений получить из бюджета невозможно.

Пока воронежцы клеят на машины тематические наклейки «можем повторить» и фотографируют детей в военной форме с сиренью, историки и общественники в 75-ю годовщину Победы подсчитывают памятники павшим и безуспешно пытаются поставить их на государственный учёт.

Могил неизвестных и известных солдат и мирных жителей, которые не учтены, а значит, государство их не охраняет и не финансирует уход за ними, спустя 75 лет – десятки. Среди них оказались могилы, о которых многие воронежцы знают со школьной скамьи. «Вести Воронеж» проехали по нескольким объектам и убедились – последний солдат Великой Отечественной не похоронен и не увековечен по-человечески.

Мемориал памяти 400, а по некоторым данным – 700 врачей и пациентов больницы в Орловке, расстрелянных фашистами летом 1942 года, ухожен только благодаря доброй воле врачей психиатрического диспансера. Об этом историческом факте многие читали в школе, жертв было едва ли ни больше, чем убитых в «Песчаном логу». Но в отличие от последнего, этого захоронения в государственных списках нет.

Деньги на венки и тюльпаны из бюджета не выделяются, но самое плохое – юридически захоронение не защищено от переноса или сноса. Здесь же могила действительно неизвестного солдата, информации о том, сколько человек лежит под скромным обелиском в 30 метрах от Курской трассы, нет.

– Мы даже не знаем, сколько у нас погибших на территории Воронежской области где-то лежит. Официально – чуть больше 100 тысяч числится в братских могилах. А если сравнить потери за это время Брянского фронта, который входил в Воронежский, и ещё юго-западный фронт, то эта цифра будет не меньше миллиона, это 100%, – говорит историк Валентин Котюх.

Общественники добиваются паспортизации хотя бы более-менее ухоженных и известных братских захоронений. По лесам Воронежской области, рассказывает историк Валентин Котюх, полно и никому не известных могил. Сложно подсчитать и поставить на учёт также санитарные захоронения. В Верхней Катуховке в годы войны был госпиталь, умерших хоронили на краю старого кладбища.

– Теперь точно никто не знает. Разные сведения, кто что говорит. Кто говорит трое, кто говорит пятеро. Но мы теперь не найдем таких сведений, – рассказывает учитель местной школы Галина Колосова.

Ухоженный памятник землякам, погибшим в годы войны, в селе есть, он стоит совсем рядом с этими могилами. А имен бойцов, умерших в госпитале, уже никто не узнает.

Во дворе школы в Малышево тоже неучтенный памятник сапёрам, разминировавшим Воронеж после освобождения. Ухаживают за ним тоже добровольцы – из местной школы.

Первый массовый учёт братских захоронений, рассказывает Валентин Котюх, был в 1965, последний – в 2014. Десятки братских могил в реестр не попали даже спустя 75 лет после победы.

– На территории Воронежской области сейчас мы располагаем данными – больше 110, я уже сбился. Буквально месяц назад их было 96. После обследования Нижнедевицкого, Семилукского и части Хохольского районов число увеличилось. Или забыли, или «мы и так за ним ухаживаем, зачем его ставить». Большинство глав администраций именно так рассуждают. Но, к сожалению, меняются главы, а преемственности нет, – говорит историк Валентин Котюх.

Мечта историка – увековечить и подвиг бойцов, совершивших двойной танковый таран под деревней Васильевка Кантемировского района. В военных документах сохранилась его схема. Два экипажа-разведчика обнаружили засаду, угрожавшую всей колонне. Один за другим они направили танки на вражеские орудия, чтобы не только уничтожить их, но и показать своим место засады.

Ещё по теме

Читайте также