< >

Воронежский врач из «красной зоны» о COVID-19: «Так много пневмонией ещё никогда не болели»

Медик признаётся, что первоначальный страх перед инфекцией сменился усталостью.

Воронежский врач из «красной зоны» о COVID-19: «Так много пневмонией ещё никогда не болели»

Заболеваемость коронавирусом в Воронежской области идёт на спад, но это не значит, что врачам работается легче. Пациенты всё так же поступают в больницы, COVID менее коварным не становится, пот продолжает заливать маску, несколько слоёв одежды промокают насквозь, а понимания, что скоро всё закончится, по-прежнему нет. Единственное отличие – если сначала медикам было страшно, то сейчас они очень устали.

О трудовых буднях в «красной зоне» и опасностях болезни, о самых запоминающихся пациентах с коронавирусом и личных переживаниях корреспонденту «Вести Воронеж» рассказала врач-инфекционист областного центра профилактики и борьбы со СПИДом Юлия Коробова. В медучреждении развёрнуто 105 коек для больных COVID-19.

О начале борьбы

«Наш стационар перепрофилировали одним из первых – ещё в марте. Мы всем коллективом восприняли это как необходимость, мысли отказаться от работы не возникало. Сначала было очень волнительно, даже страшно. Но теперь как-то привыкли, к новому графику в том числе. Если раньше мы в основном работали в плановом режиме, то сейчас – в режиме скорой помощи. Все, конечно, устали. Сейчас жарко и очень тяжело в средствах индивидуальной защиты, но все продолжают работать. Понимаем, что мы – инфекционный стационар и будем перепрофилированы одними из последних».

Об одежде

У врачей три слоя одежды – медицинский костюм, который после каждой смены отдают стирать в самом центре, далее комбинезон и одноразовый халат, а также перчатки, очки, респираторы. Сейчас медики приловчились – одеваются всего за пять минут.

«Долго привыкали, но сейчас кажется, что всегда в них работали. Тяжело говорить в респираторах – нужно громче, так как голос приглушается. Устаёшь разговаривать. Очки потеют – можно натирать их пеной для бритья, но пот всё равно стекает внутрь. Под комбинезоном всё промокает насквозь».

О страхах пациентов

Когда всё только начиналось, в СПИД-центр везли бессимптомных носителей инфекции – они не понимали серьёзности ситуации, требовали отпустить домой. Сейчас госпитализируют в основном с пневмонией, и чем тяжелее человек болеет, тем больше потом благодарен.

«Людям становится страшно, когда у них долго держится высокая температура, нарастает одышка, снижается сатурация. Пациенты у нас лежат долго – в лучшем случае это две недели, но, бывает, и месяц. Я никогда не видела, чтобы так долго и так много болели пневмонией. Бывает, поступают целыми семьями – и у всех пневмония».

О коварстве коронавируса

«Часто даже СОVID с пневмонией  протекает обманчиво – с хорошим самочувствием или как лёгкое ОРВИ, а потом резко возникает дыхательная недостаточность. Причём нельзя предсказать, кто и как перенесёт заболевание. Бывает, пожилой человек быстро выздоравливает, а молодого приходится переводить в реанимацию».

О досаде

На работе врачи переживают за пациентов – к ним привыкают как к родным и всякий раз радуются, когда люди выздоравливают. Но бывает и обидно – потому что те оказываются никому не нужны.

«Мне запомнились пожилые пациенты из Рамонского дома-интерната, всем за 80-90 лет. Для них это был огромный стресс – их вырвали из привычного уклада жизни, привезли в чужое место, им было очень тяжело адаптироваться. Стало досадно – родные других пациентов звонили и узнавали о самочувствии, передавали продукты, а об этих пенсионерах спрашивали только из самого интерната. Но, кстати, с выздоровлением выписали всех, за исключением 90-летнего дедушки, – его перевели в облбольницу с обширным поражением лёгких».

О конце эпидемии

Врачи уже мечтают о том, чтобы коронавирус сошёл на нет. Но прогнозы делать не решаются.

«Боюсь, что это может долго продолжаться. Когда всё только началось, мы думали, что к июлю уже завершится, а сейчас даже не загадываем. Но ведь многие могли бы избежать заражения, если бы соблюдались меры безопасности. Вообще очень обидно, когда от кого-то слышишь, что СОVID не существует, что это – ерунда. До сих пор есть люди, которые не верят в опасность. Но это, действительно, очень серьёзно».

О личных тревогах

Несмотря на усталость от коронавируса в больнице, в семье Юлии про него говорят и дома – муж поддерживает супругу, расспрашивает о работе. Двоим детям давно объяснили, как себя надо вести, поэтому поначалу вообще они сидели дома и в магазин могли выйти лишь по острой необходимости, а сейчас и вовсе уехали в деревню.

«Я стараюсь предельно соблюдать все меры предосторожности. Но где-то на подсознании всё равно остаётся страх за родственников – не за себя. Если бы было, где изолироваться с самого начала, я бы так и сделала. Но негде, у нас все уходят домой».

Пик заболеваемости коронавирусом в Воронежской области пришёлся на июнь – около двух недель медики регистрировали по 200-240 новых случаев ежедневно. Сейчас суточный прирост уже меньше 100. Больницы были похожи на поля боя, а медики едва выживали от усталости и стресса. В этот непростой период о буднях в «красной зоне» рассказывала медсестра пульмонологического отделения БСМП №8 Татьяна Рогова.

Ещё по теме

Читайте также