< >

Лучшие закаты и «Музыка мира». Что потеряет Воронеж из-за добычи глины в Белом колодце

Культовое место изменится навсегда.

Лучшие закаты и «Музыка мира». Что потеряет Воронеж из-за добычи глины в Белом колодце

Фото: Дмитрий Архипов

Неповторимые закаты на меловых горах скоро исчезнут из insta-stories и свадебных альбомов воронежцев – в Белом колодце готовятся начать добычу глины. «Место силы» горожан разроют и срежут там меловые пики. Вероятно, пострадают растения. Почему разрушение Белого колодца может стать большой потерей для региона – в материале «Вести Воронеж».

Фото: Дмитрий Архипов

За что воронежцы любят Белый колодец?

Меловой карьер начали разрабатывать в 1975 году. Он принадлежал Воронежскому рудоуправлению, которое несколько лет назад выкупила бельгийская компания Sibelco. Когда работы в карьере завершились, место облюбовали туристы. Здесь построили спорткомплекс с гоночной трассой и развлекательный клуб в стиле ковбойского городка. А ещё тут проводили опен-эйр Платоновского фестиваля – «Музыку мира».

– Белый колодец – не рукотворная вещь. Он создан природой. Человек разрабатывал этот карьер, а потом шли дожди, снега, ветра, что-то разрушалось, что-то меняло цвет, что-то оживало, что-то покрывалось растительностью. Так на свет появилось чудо, которое мы сейчас видим, – рассказывает худрук Платоновского фестиваля Михаил Бычков.

Для Платоновфеста Белый колодец был удобен наклонным пляжем, который как естественный амфитеатр обращает лица зрителей в одну сторону; большим полем для стоянки машин; укромными уголками для отдыха артистов.

Фото: Дмитрий Архипов

А ещё на верхушках меловых скал можно увидеть самые красивые закаты в регионе, утверждают создатели турпроекта «Нескучный день». Они называют Белый колодец «местом силы». Несколько лет назад здесь появился лабиринт, который притягивает туристов. Здесь якобы чувствуют себя по-особенному, ощущают сильную энергетику. 

Владельцы ивент-площадок не унывают из-за предстоящих работ – ведь кафе и беседки никто сносить не собирается. А вот деятели искусства пребывают в отчаянии. По их мнению, добыча глины лишит уникальное место красоты, люди перестанут ездить туда ради впечатлений. И тогда там начнут строить из сайдинга.

Что будут добывать в Белом колодце?

Директор компании «Сибелко Воронеж» Виталий Астапов настаивает, что Белый колодец – не природное чудо, а просто старый меловой карьер. А меловые уступы опасны для отдыхающих. В недрах Белого колодца залегает редкая белая глина – каолин. За два года «Сибелко Воронеж» намерена добыть 400 тыс. тонн этой глины, а также около полумиллиона тонн песка.

– Это одно из немногих полезных ископаемых Воронежской области, которое  заслуживает внимания в общемировом масштабе. Это достаточно ценный природный ресурс, – комментировал руководитель департамента промышленности и транспорта Воронежской области Александр Десятириков.

Фото: Дмитрий Архипов

Каолиновая глина обладает высокой огнеупорностью и низкой пластичностью. Из неё делают огнеупорные кирпичи, клей, краски и лаки.

– Мы не понимаем, что от этой глины зависит? Безопасность нашей страны? Жизни людей? Или только благосостояние владельцев? Ради чего мы потеряем этот объект? Возможно, глина залегает очень близко к поверхности, и это самое дешёвое место для её добычи. Тогда стоит сравнить стоимость глины в цифрах и величину народной любви к этому месту, – считает худрук Платоновского фестиваля Михаил Бычков.

Ориентировочные сроки добычи – 2022 и 2023 годы. В первый год карьер трогать не будут – начнут со стороны Курской трассы.  А уже потом приступят к уничтожению меловых скал. 

Кто может спасти Белый колодец?

Артисты, приезжающие на «Музыку мира» с других континентов, признавались, что никогда не выступали в более красивом месте. Но помимо того, что Воронеж обеднеет в глазах иностранцев, добыча полезных ископаемых может нанести урон экосистеме региона. По мнению худрука Платоновского, на восстановление растительности уйдут десятилетия.

Фото: Вести Воронеж

Ситуация напоминает недавнюю новость о закрытии культового книжного клуба «Петровский» в Воронеже. Частному бизнесу сложно взаимодействовать с культурной составляющей. «Музыка мира» вряд ли вернётся в разрытый карьер, говорит Бычков. Выходит, что культуру вновь вытесняют, и никто не может её защитить.

Михаил Бычков видит шанс спасения Белого колодца в руках региональной власти. Ведь именно она должна поставить на чашу весов интересы бизнеса и населения. Но власти, считает худрук Платоновского, нужен стимул – общественный запрос, голоса тысяч людей, которые любят Белый колодец и не хотят его потерять.

Присоединяйтесь к нам в Яндекс.Мессенджере
Добавьте нас в избранное в Яндекс.Новостях
Подпишитесь на нас в Яндекс.Новостях

Читайте также