< >

За гибель найденного под Воронежем с пакетом на голове солдата будут судить офицера

При этом дело об убийстве и доведении до самоубийства рядового Цымбала прекратили.

Оксана Грибкова Вести Воронеж 19853
За гибель найденного под Воронежем с пакетом на голове солдата будут судить офицера

Фото: Страница Степана Цымбала в соцсетях

Военные следователи направили в суд дело 33-летнего офицера Дмитрия Прохорова, который сыграл роковую роль в смерти Степана Цымбала. Тело 19-летнего солдата сослуживцы нашли 10 февраля 2019 года в палатке для мытья посуды на полигоне Погоново под Воронежем. На голове у юноши, который сидел на корточках, был обмотанный скотчем пакет, вытянутые руки также оказались связаны скотчем. Смерть Степана получила резонанс, так как никто не верил, что человек может так покончить с собой.

После долгого расследования возбуждённое по факту убийства дело прекратили. Никого не стали привлекать к ответственности и за доведение до суицида. Дмитрия Прохорова обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Об этом корреспонденту «Вести Воронеж» рассказали в правозащитной организации «Зона права», адвокаты которой представляют интересы семьи Цымбала.

Эта трагическая история началась 9 февраля 2019 года с ночных посиделок начальника вещевой службы Дмитрия Прохорова с другим капитаном. Два офицера на полигоне Погоново пили спиртное в палатке поваров. Прохоров несколько раз отправлял солдат за водкой, ящики с ней лежали в багажнике Audi Прохорова. Напившись, капитаны поругались и подрались, один из них ушёл из палатки.

На следующий день Дмитрий Прохоров обнаружил, что у него из багажника машины исчезли два ящика водки «Нефть». По версии следствия, после этого капитан пришёл в палатку отдыха поваров. Там он разбудил Степана Цымбала, отдыхавшего после ночного дежурства. Прохоров как минимум четыре раза ударил солдата, чтобы тот проснулся. Офицер потребовал, чтобы Цымбал и второй рядовой, носивший спиртное из машины, вернули два пропавших ящика водки. Как установили следователи, Прохоров угрожал и заявил, что, если солдаты не найдут водку, им лучше уйти в самоволку, чем оставаться на Погоново.

Цымбал искал водку в палатках и на территории полигона. Он спрашивал у всех о пропавшей водке капитана. Он заходил в палатку подбрасывать дрова в печь и предлагал Прохорову деньги. Но офицер был непреклонен и потребовал продолжить поиски.

Согласно обвинению, Цымбал боялся расправы со стороны капитана – новых претензий, угроз, побоев. Парень чувствовал, что оказался в безвыходном положении. Лучшим решением для него почему-то оказался суицид, указали эксперты.

– В период, предшествующий смерти, Цымбал мог находиться в психологическом состоянии, предрасполагавшем к совершению суицида. Данное состояние могло быть обусловлено повышенной субъективной значимостью и переработкой, возникшей фрустрирующей ситуации, а также последующим переживанием чувства вины, страха, тревоги с доминированием аффективной логики при оценке событий, – описали психиатры.

Как установили следователи, около 19 часов Цымбал остался один в палатке для мытья посуды. Гибель солдата, которая стала загадкой для всех, была описала весьма просто и незатейливо.

– Зная, что в течение 20–30 минут в палатку никто не придёт, действуя с целью лишения себя жизни, он сел на пол, надел себе на голову подысканный им полимерный пакет, который обмотал вокруг шеи скотчем, чем прекратил доступ воздуха. После чего вытянул перед собой руки и перевязал в районе кистей скотчем, – так в итоге описали сотрудники военного СКР гибель солдата.

При предъявлении обвинения Дмитрий Прохоров отказался признавать вину причастность к гибели рядового. Но не отрицал, что имеет к ней косвенное отношение «в связи с пропажей водки». Не отрицал, что четыре раза ударил Степана, «чтобы разбудить». Но уверяет, что не угрожал парню, не желал ему смерти.

Со службы капитана Прохорова уволили. В наказание за должностное преступление ему грозит от 3 до 10 лет лишения свободы.

Семья Цымбала отказывается верить в то, что Степан мог уйти из жизни добровольно, тем более таким странным образом. Родных парня не убедили заключение психиатров и судмедэкспертиза, установившая, что Цымбал мог сам надеть себе на голову полимерный пакет и связать руки скотчем.

Ещё по теме

Читайте также