четверг, 17 января
-8

Итоги года. Сильнейший паводок под Воронежем, «крылатый танк» и пропавшая могила

Евгения Соседко 2045

Корреспонденты «Вести Воронеж» придумали номинации для самых значимых событий 2018 года.

В эти праздничные дни подводим журналистские итоги 2018 года. Корреспонденты «Вести Воронеж» подготовили свои подборки самых интересных и значимых для них новостей. И того, что в эфир не попало. Евгения Соседко по традиции придумала для событий, о которых рассказывала в минувшем году, свои номинации.

Первым делом уже не самолёты и танки. В корреспондентском 2018-м Евгении аэродромов и полигонов было заметно меньше. Битву за номинацию «Тема года» военные, увы, проиграли. Впервые за несколько лет. Эмоций на этот раз добавляли происшествия. Пройти пришлось – огонь, воду и трубы – вместо медных, правда, была лишь одна и кирпичная – зато какая. Больше всего в сюжетах было воды, но исключительно в прямом смысле.

В 10-градусный мороз в Воронеже съёмочная группа неожиданно попала под ливень. Оказалось, погоду у дома и внутри него сделали коммунальщики. Их битва с сосульками кончилась горячим душем для жильцов. В квартирах были тропики, дышалось с трудом, а объектив потел. С потопом люди сражались нетривиально – лопатами для снега. До этого ещё додуматься надо!

– Вот сейчас она уже менее полезна. Видите, как, тут ещё и на голову всё льётся. Лился кипяток, горячая вода, сразу и душ. –Сколько воды было? – Ну, по щиколотку воды было, кипятка.

Всё кончилось хорошо – в айсберг промокший дом не превратился. Коммунальщики раскаялись, и даже ущерб, вроде, возместили.

Впечатление года – это вода большая. Она в апреле накрыла 20 мостов, почти 2 тыс. участков, пришла в три сотни домов региона.

Паводок снимали в Новой Усмани. Чтобы показать масштаб бедствия, через люк Евгения с оператором вылезли на крышу автоцистерны. Почти так же из Парусного тогда сотрудники МЧС эвакуировали пенсионера. Корреспондентов они тоже спасли, одолжив химзащиту, резиновые сапоги уже были бесполезны. Как не простудились, удивляются до сих пор. В ледяной воде провели часов 5с. Похоже, адреналин грел.

Улицу Береговую впору переименовывать в Речную. Минимум воды было – по щиколотку, максимум – на перекрёстке – примерно до середины бедра. Передвигаться приходилось очень осторожно. Буквально наощупь. В магазины люди ездили на лодках. Но самое страшное – многие оказались отрезанными от удобств. Местные жители говорили, причина в том, что всё это водоохранная зона.

Новоусманцы тогда, кажется, больше волновались не за себя. Собак выгуливали на мини-айсбергах. Питомцев покрупнее самоотверженно кидались спасть.

– Мне главное корову, я за корову переживаю. Потому что кормилица. – Одна у вас корова? Как зовут? – Одна, Марта, – рассказал житель Новой Усмани Сергей Смольянов.

Курьёз 2018 обеспечил всё тот же символ года. Когда снимали реабилитацию Масловского затона, корреспондентов преследовал «местный охранник». И нагло вошёл в историю. Двор терьер стащил перчатки и покушался на самое ценное – журналистский блокнот. Кстати, затон вообще оказался густонаселён, сверху смотрелся – космически. Тавровку в её берега возвращал нетонущий экскаватор. Не только вынимал грунт, ещё корчевал подводную рощу. Жаль, снять в мутной глубине её не удалось. Пни на дне в наследство оставили создатели водохранилища.

– Корни большие, могут достигать 1,5 – 2 метров в диаметре и до тонны весом. Но, тем не менее, эта работа есть, её надо сделать. У нас сейчас из 700 примерно корней, которые мы должны убрать, убрана уже большая часть, – отметил генеральный директор фирмы-подрядчика Михаил Сумкин.

«Поступок года» тоже оказался связан с водой. В середине октября двое воронежцев спасли девушку, спрыгнувшую с Северного моста в городское море. Один просто рыбачил на берегу, другой чудом ехал мимо. Оба, не задумываясь, бросились в ледяную воду. Героев тогда долго искали, чтобы поблагодарить. Без лишних слов, говорим это ещё раз – Павел Сажин и Александр Кравцов, спасибо, что вы есть!

– Ну, не могу я пройти мимо. То есть, это, во-первых, первая ситуация. Много, конечно, да, слышал о таких, которые проходят мимо. Но девочка молодая, ей жить и жить ещё, – отметил житель Воронежа Александр Кравцов.

Вода была и в истории механического «Героя-2018» – «крылатого танка». Год славно воевал, был сбит и 70 лет полежал на дне мурманского озера.

Круг почёта над Воронежем сделал собранный в 1942 году рабочими ВАСО легендарный Ил-2. Пока был в небе, казалось, что ты в хронике, только почему-то цветной. На таком летал и за год до Победы погиб дед Евгении, направив свой подбитый штурмовик в колонну вражеских танков. Абсолютно каждый вылет – без преувеличения – это подвиг пилотов.

– Основная проблема – это попадание выхлопных газов, которые из двигателей вот, из патрубков. Аэродинамика таким образом устроена, что все засасывается в кабину. Фактически сутки стоит запах свинца во рту после часа-полутора часов в полете. А во время войны пилоты делали по 3-5 вылетов, длительностью 1,5-2 часа, – пояснил лётчик-испытатель Владимир Барсук.

Буквально «Горячих новостей» в репортёрском году Евгении было две. Как в сентябре горел полигон Погоново, видели даже из центра Воронежа. У плотины столбы дыма закрывали небо. Только потом подчитают – в огне свыше 350 гектаров. Когда корреспонденты проехали к очагу, казалось, пламя окружает. От домов его благополучно увели 200 пожарных, военных и лесников. Проливали полигон уже с воздуха – вертолёты и самолёты.

На Хользунова, 74 они уже почти прописались. Огонь в общежитии тушат регулярно. После выхода сюжета пожар там был снова. Погорельцы подозревают, работает поджигатель, полиция пока бездействует.

Жильцы говорят, их общежитие то тут, то там вспыхивало уже 8 раз. Признаются, пожарных вызывали не всегда. Официально за пару месяцев тут было четыре возгорания. Огонь буквально поднимался снизу вверх. Сначала полыхает первый этаж – там, в холле, сгорает детская коляска. Примерно через месяц пламя подозрительно быстро уничтожает лифт. И вот неделю назад добирается до четвертого, и прямо следом до седьмого этажа.

«Шок года» у Евгении был, когда узнала, что в селе Платава Репьёвского района пропала могила партизана Стефана Попова. Где была, помнят его внучки и старожилы. А вот администрация забыла, и доказывает, что захоронения не существовало вовсе. Чтобы партизан остался безымянным, семья готова воевать в суде. Но документов нет. И вопреки многочисленным вахтам памяти список неизвестных защитников области, похоже, пополнится.

Видео года – уже историческое падение Есиповской башни, точнее трубы. Почти Пизанской её сделали вандалы – украли кольца державшие кладку и верхушка «приуныла». На нависшую опасность пожаловались селяне, спасатели решили взрывать. Когда царскую кладку с клеймами словно подрубили, было и восхитительно, и грустно.

Труба последнее, что оставалось от дореволюционной беконной фабрики. Но только так возможного ЧП тут удалось избежать.

Журналисты люди странные. Их обычную жизнь создают как раз те самые происшествия – иногда шокирующие и трагические. Пусть в 2019 году их будет как можно меньше. А все те, кто с нашей помощью ищут справедливости, её нашли. С наступившим. И как всегда – следите за вестями вместе с нами.

Ещё по теме