17 °C
72.62   $ 65.6

С вызова – на больничную койку. Как врачи воронежской скорой помощи становятся жертвами нападений

Случаев агрессии в десятки раз больше, чем гласит статистика.

Наталья Зубкова 6558

Опасная работа за 15-20 тыс. в месяц. Врачи скорой помощи всё чаще становятся жертвами нападений, причём с кулаками на них бросаются не алкоголики и наркоманы, а благополучные, казалось бы, воронежцы. Медики жалуются – закон никак не защищает. Уголовные дела на обидчиков не заводят, применять к больным приемы самообороны им запрещено и даже страхованием жизни и здоровья врачи не обеспечены. И жители области, похоже, этим активно пользуются. Корреспонденты «Вести Воронеж» поговорили с врачами скорой и выяснили, что случаев агрессии в их адрес в десятки раз больше, чем гласит официальная статистика.

Валентина Каменская работать на скорую, говорит, больше не вернётся – после того, как перед новым годом почти месяц пролежала на лечении. Ночной вызов к пожилой женщине с гипертонией закончился госпитализацией врача. Конфликт с дочерью пациентки начался из-за того, что медики якобы долго ехали. Но они, рассказывает Валентина, не могли долгое время попасть в подъезд из-за того, что в квартире не работал домофон. Потом хозяйке квартиры не понравился внешний вид, голос и манеры доктора.

На днях Валентина получила ответ из полиции – в возбуждении уголовного дела отказано. Врачи рассказывают - рассчитывать на защиту закона им не приходится, чаще всего дела о нападениях на фельдшеров скорой – отказные.

– И кусают фельдшера при попытке удержать девушку пьяную, агрессивную, ведущую себя неадекватно и пытающуюся выйти через заднюю дверь. Настучали по голове, перелом носа, черепно-мозговая травма, ведь никто из них не садится потом в тюрьму, не несёт уголовного наказания. Такие случаи практически еженедельно. Они не обращаются за правовой защитой, потому что знают, что это всё свернётся, никакой правовой защиты они не получат, – сообщила заведующая Коминтерновской подстанцией скорой помощи Наталья Палиенко.

Полиция отказывает в возбуждении дела ещё и потому, что пострадавший должен проходить судебно-медицинскую экспертизу в ограниченные сроки. Документы из больницы, куда медик попал после нападения, юридического статуса не имеют.

На работу как на минное поле врачи, рассказывают, выходят уже лет 5 – и агрессии со стороны пациентов и их родных с каждым годом становится всё больше. Воронежцы недовольны медициной в целом и отрываются на врачах. Наказать обидчиков врач, получивший травму, может, только обратившись в суд. Но туда большинство медиков не обращаются. Законопроект об ответственности за нападение на медработников Госдума начала рассматривать еще в 2017 году, но он до сих пор не принят.

– Принятие подобного рода документов, приравнивающее медицинского работника, выполняющего свои должностные инструкции при исполнении, оно бы, во первых, придало чувство уверенности, защищённости медицинских работников и, в общем-то, повысило статус скорой помощи в обществе, – пояснил заместитель главного врача Воронежской службы скорой помощи Андрей Окуневский.

Максимум, на что могут рассчитывать фельдшеры в случае опасности – нажать на тревожную кнопку в машине и вызвать на место Росгвардию. Но для этого до кнопки еще нужно добраться. С полицейскими медики приезжают только в дома из своеобразного черного списка – наркопритоны или адреса, по которым пациенты уже проявляли агрессию.

– Зачастую как раз ничто не предвещает беды – нападения бывают в адекватных квартирах с виду, в благополучных квартирах. Из своего личного опыта – в 2018 году при оказании помощи женщине с гипертоническим кризом, причём ситуация была нестабильна, неизвестно было, чем закончится, её сын напал – он не нанёс ранения, но угроза нанесения ножевых ранений была явная, он угрожал мне и моему помощнику ножом. Не обращая внимания на то, что мать находится в состоянии нестабильном, – рассказала заведующая Советской подстанцией скорой помощи Ирина Сонникова.

В Борисоглебске неадекватный мужчина изуродовал реанимобиль – теперь на весь многотысячный город машина, в которой можно перезапустить сердце, осталась одна. Кроме этого, избил фельдшера, который приехал спасать жизнь его то ли друга, то ли родственника.

– Он угрожал, кричал «Кто ты? Ты никто!», зачем ты сюда приехал, ты ничего не можешь. Сел в машину – он схватил за дверь, я попытался закрыть её, он начал тянуть и наносить удары – по руке, по голове, по затылку, – вспоминает фельдшер Борис Куриленко.

Не совсем адекватно на скорую реагируют и воронежские водители, как будто не зная о преимуществе машины с проблесковыми маячками и сиреной. Создают аварийные ситуации и мешают довезти пациентов до больницы вовремя.

– Через одного, кто пропускает, кто не пропускает. Вот недавно совершенно ехали в областную, везли мужчину с инфарктом. Не дал перестроиться в левый ряд, я его объехал, в результате он нас обогнал, притормозил, придержал, а потом он поехал, – рассказал водитель скорой Юрий Корчагин.

Авария случилась перед новым годом – внедорожник долго и нестройно петлял на 9 Января, потом вылетел на встречную и лоб и лоб врезался в скорую. Пострадали фельдшер, медсестра и водитель, особенно досталось – врачу.

Елена Кобзева в БСМП ездит теперь не оказывать, а получать помощь. Девушка ещё месяца 4 проведёт на больничном – сломано два позвонка, плюс – черепно-мозговая травма.

– Просто он летел, момент удара и всё, и темнота, больше ничего. Очнулась только в больнице, моей первой мыслью было – как там водитель, кто цел, я одна, что ли жива осталась, – рассказала врач Елена Кобзева.

Расследование ДТП ещё не окончено, но на торжество справедливости медики особенно не рассчитывают. Предпочитают спасаться от опасной работы бегством – врачей на подстанциях уже не хватает – в том числе и поэтому на выезды часто отправляются недоукомплектованные бригады.

Ещё по теме

Читайте также